13 декабря 2010 г.

За плазменными панелями

 В предыдущих материалах «Что случилось со страной»  и «А была ли революция?»  я высказала две простых мысли. Первая. Наше поколение поплатилось за то, что в 1917 году было «разрушено до основанья». Мы, волею обстоятельств, оказались зрителями и участниками этого процесса, произошедшего в России вторично за один XX век.
Второе. Вопреки всем декларациям, в России создан («построен») государственный капитализм, имеющий в своем арсенале два класса: правящей элиты (гос.чиновники + крупный капитал) и всех остальных — возможных или реальных наемных работников. Причем первому классу совершенно безразлично, из кого будет состоять второй: из коренных жителей страны или из иммигрантов. Главное — чтобы эффективно работали, не претендовали на большую зарплату и гарантировали социальную стабильность.
Население страны, которое наблюдает за всем этим в основном молча, в основном сидя у экранов телевизоров, оказалось не у дел.
А что же такое мы, население страны, которое все это скушали?
Мы — потомки православных христиан, с упоением рушивших храмы во имя социальной справедливости. Они, в свою очередь, были не очень далекими потомками крепостных крестьян. То есть мы, население страны, — рабское большинство, готовое на все ради «великой идеи». Рабство, вековой феодализм с потребностью молиться на царя-батюшку, отца народов или президента, в нас, видимо, неистребимы. Ну, не хотим мы жить свою единственную жизнь, мы хотим, чтобы нам ее определили, расписали, уточнили и указали, расставив все по полочкам. Когда сеять, когда — пахать… Тогда до следующего лозунга мы будем вести свой размеренный образ жизни. Но как только — и отдельный человек, и массы целиком вспыхивают, как спичка, ослепленные провозглашенной с трибуны — съезда или митинга — идеей. Это качество менталитета называется наивностью. Где в другом краю люди, закрепощенные целое тысячелетие, поверили бы в лозунг (пустые слова!) «Землю — крестьянам!» Но ведь поверили. Так хотелось поверить, просто сил нет.
А как мы поверили, что уже все МЫ , каждый из нас — богатые! Конечно, всю жизнь вкалывали, создали такие материальные ценности — закачаешься. Вот сейчас ваучеры раздадут — и все, можно дальше жить, как рантье. Мне лично свой и ребенкин ваучеры удалось вложить очень выгодно: в зимнюю куртку для мальчика. Иным и этого не удалось. Ваучеры, как и вся приватизация, нужны были для того, чтобы де-факто создать «класс» собственников. И заявить об этом Западу. Но мы поняли это задним умом, коим всегда славился русский человек.
Ну, нет в нас скепсиса, желания пораскинуть мозгами, собрать информацию, задать вопросы — и уже потом что-то сделать. Мне довелось посмотреть фильм для внутреннего пользования на одном из наших крупных предприятий. Он был снят в период приватизации этого самого предприятия, и людей спрашивали, как они к этому относятся. Да никак! Работяги сидели в каптерке, покуривали и резались в карты. Знать они ни про какую приватизацию не хотели, никаких положений не изучали — уверены были, что без них-то никуда не денутся. И ошиблись.
Еще одна дама, с которой мне пришлось разговаривать, главный экономист другого крупного предприятия, сказала мне как врагу народа: «Вы мне даже не говорите эти ругательные слова  — «бизнес-план». У меня есть государственный портфель заказов… Мне советская власть все дала!..» Пока она ждала от очнувшейся власти свой «портфель заказов», все рынки этого предприятия, которые существовали на самом деле, она потеряла.
Оба примера — трагической наивности людей, которые не хотят или не могут видеть реальность.
Нам сказали: советская власть, власть КПСС — преступная, она довела страну до полной разрухи. Нам сказали, а мы, жившие при этой власти, особенно в достаточно спокойные послевоенные годы, — поверили. Нашим предкам в 1917 году оказалось нечего защищать, как и нам в 1990-м году. А через год мы уже защищали демократию! Ту «демократию», которая ввергла страну в состояние коллапса, многофакторного кризиса, из которого нет и не видно выхода. А мы — с упоением кинулись в супермаркеты покупать мебель, кастрюли, пылесосы, телевизоры и мобильники. Как папуасы на африканском берегу накинулись на цветные стеклышки, убедив самих себя, что из них и состоит жизнь. Наплевать, что ногу откусила акула, главное — в Турции был, отдохнул, как белый человек.
Из коллективного бытия, украшенного «великой» идеей нас всех вынесло в индивидуальное, единичное существование. После тоталитарной системы — гениальный опыт, если его оценить. Но мы не заценили, мы опять рванули в стадо: в «Икею», « Карусель», в заграничные туры, в «роскошную» жизнь. Был такой замечательный фильм «За спичками». Про нас можно снимать блокбастер «За плазменными панелями».
Конечно, это не всем нравится. Мне не нравится — категорически. Я не подписывалась жить в обществе потребления. Я всегда ощущала (и ощущаю) себя живущей в стране, которая действительно способна изменить жизнь всего мира к лучшему. Вот об этом мы и поговорим в следующий раз.

Комментариев нет:

Отправить комментарий