10 декабря 2010 г.

А была ли революция?

Сегодня продолжим тему «Что случилось со страной». Мы все, конечно, пребываем в ступоре, но ведь что-то же случилось с этой «огромной счастливой страной»…
Многие говорят, что в 1991 году произошла революция, смена общественно-политической формации, причем не только в России, но на всем пост-советском пространстве. Мол, был тоталитарный режим, а стал — демократический. Но это все слова, шелуха. Давайте обратимся к научным терминам.
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФОРМАЦИЯ — тип общества, в рамках которого экономика (отношения собственности) имеет подчиненный характер по отношению к политике (отношениям власти).
(Толковый словарь обществоведческих терминов. Н.Е. Яценко. 1999)

Вспоминайте политэкономию: отношения власти, собственности, систем управления. Политэкономию в советских вузах преподавали хорошо, особенно политэкономию капитализма, поскольку политэкономия социализма была просто бредом.
Какая собственность существовала в СССР? Правильно, государственная. Политика была какая? Тоже государственная. Стало быть, можно считать научно доказанным фактом, что СССР был системой государственного капитализма. Историки и политологи давно пришли к этому выводу: «Государственный капитализм — экономическая система, в которой государство выступает в роли капиталиста: владеет средствами производства, нанимает рабочих и присваивает прибавочную стоимость. Термин распространен в левых кругах (среди анархистов, маоистов, троцкистов и др.); обычно утверждается, что социализм советского образца на самом деле является государственным капитализмом, и что рабочие при такой системе находятся не в лучшем положении, чем при обычном западном капитализме».
Находясь внутри Советского Союза, нетрудно было обнаружить, что именно при государственном капитализме мы и живем. Да еще и с элементами рабовладельческого строя. Трудовые лагеря, придуманные Н. Бухариным, впоследствии превратившиеся в ГУЛАГ, были ничем иным, как использованием бесплатной рабочей силы, восполняемой сколь угодно долго, на самых трудных участках экономики. С этой точки зрения ГУЛАГ рассматривают гораздо реже, чем с морально-этической точки зрения. А напрасно. Если бы не рабы ГУЛАГа, не было бы никакого прорыва СССР в индустриализацию.
Но о Советском Союзе долго толковать не будем. Нас интересует день сегодняшний. Произошла ли революция в 1991 году? Изменилась ли в России общественно-политическая формация?
Революция — (от лат revolutio — поворот, изменение) — способ перехода от одного общественно-политического строя к другому, более прогрессивному, посредством активных действий самих граждан. Главный вопрос революции — вопрос о государственной власти, хотя чаще всего революция — это социальный сдвиг и качественный переворот во всей социально-экономической структуре общества.
В годы перестройки каких только не ходило легенд и мифов о ее причинах. Никто ведь не понимал, с какого перепуга в 1985 году М. Горбачев объявил об этой самой перестройке. Но одна из версий впоследствии подтвердилась: советской экономике (и советской бюрократии) надо было выходить на международные рынки. Позарез. Любой ценой. Чтобы это сделать, в стране хотя бы де-юре должна была быть объявлена частная собственность. И в новой конституции она появилась. Однако, собственность осталась в руках государства, то есть государственных чиновников, клан которых вырос в настоящий и мощный класс капиталистов.
Недра, основные средства производства, природные богатства, земля — все это в собственности государства. Более того — водопроводы и теплопроводы тоже находятся в руках государства. Крошечный пример. Для того, чтобы заменить батарею отопления в собственной квартире, мне пришлось заплатить сантехнику (госчиновнику) 500 руб., чтобы он на время ремонта отключил стояк. Ни у каких частных водопроводчиков права на стояки в домах, где квартиры сплошь в собственности жильцов (якобы), не существует. И о какой собственности на жилье можно говорить, если за неуплату — чего? — коммунальных платежей людей выселяют с их частной собственности. Так кто собственник? Человек или коммунальные службы? Или государство с судебными приставами?

О том, что у нас построен государственный капитализм, рассуждают все: и Лужков, и Чубайс, и Греф в бытность свою министром экономики. Правда, товарищ Путин строить государственный капитализм не хочет: «Россия не будет создавать «государственный капитализм» и не позволит государственным корпорациям монополизировать все сферы экономики. Это не наш выбор, не наш путь». Об этом заявлял Владимир Путин, будучи президентом России, на встрече с руководством Торгово-промышленной палаты. Но что бы ни говорили бывший и нынешний президенты, суть от этого не меняется.

Когда-то публицист Андрей Нуйкин предлагал всех государственных чиновников отправить на пенсию и платить им большие деньги, чтобы они не мешали демократическим преобразованиям. Но они не ушли на пенсию, напротив — активно включились в процесс «реформ», их ряды растут не по дням, а по часам. За 20 лет их сменилось не так уж много, а вот добавилось — несметное количество.
«Чиновников в России стало больше в 14 раз. Сейчас их 2,5 млн человек против 400 тысяч в Советском Союзе», — сообщали «Известия» в 2005 году. По данным Росстата, на конец 2009 года в федеральных органах госвласти РФ должности занимали 878 тысяч чиновников, из них на региональном уровне - 830,7 тысячи человек, то есть 94,6% от общего числа сотрудников. При этом общее количество чиновников в стране (в федеральной, региональной власти и органах местного самоуправления) составило около 1,7 миллиона человек. 
Несмотря на громкогласные заявления президента России, чиновничество не сокращается, а растет. Молодежь идет работать в органы управления, рвется в депутаты любого уровня, отчетливо понимая, что только на «государевой службе» можно получить гарантированный кусок хлеба.
Так что революции не было. «Шумим, братцы, шумим…» Пошумели-пошумели, тем дело и кончилось. А нефть и газ вместе с лесом и алмазами потекли на мировые рынки. Вышли на мировые рынки? Вышли. Задача выполнена? Выполнена. Теперь можно и расслабиться. Защищать тигров или писать посты в Twitter — кому что больше нравится. Все остальное — политическая риторика, «политическая трескотня», как это называл вождь пролетариата В.Ульянов (Ленин).
А вот то, что мы с вами все это «скушали» и умылись — это другой вопрос.

Комментариев нет:

Отправить комментарий