6 апреля 2011 г.

В СССР не было системного кризиса

Мне уже приходилось писать об Андрее Фурсове. По результатам Интернет-голосования научного сообщества в 2000–2004 и 2005 гг. Фурсов вошел в списки «100 ведущих социально-гуманитарных мыслителей России», так что неудивительно, что он привлек мое внимание. Но в данном случае, когда я увидела, что его выступление называется «Кто подкупил Горбачёва?» я сделала стойку и решила, что это — своеобразное продолжение «предвыборных» сказок Павловского. Тот тоже говорил о Горбачеве чуть ли не как о трагической фигуре. Но познакомившись поближе с его последними работами, я свое мнение изменила: Фурсов Павловскому не подпевает, у него свои цели и задачи. Фурсов видит впереди глобальную катастрофу, полный крах существующего «мирового порядка» и с напором истинного борца (за что вот только?) ставит задачу построения «Четвертого Рима» — нами с вами, ошметками той России и Советов, которые, по мнению Фурсова, являли собой Третий Рим (Третий интернационал в отдельно взятой стране).

Но сначала разберемся в том, что он говорит о Горбачеве.


Недавно прошел юбилей человека, который, как считают, развалил  Советский Союз: Михаил Сергеевич Горбачев, последний генсек, первый и последний президент Советского Союза и типичный представитель «позднего застоя». Вот вся эта верхушка, которая профукала Советский Союз, и даже если исключить сознательное или полусознательное предательство этой верхушки, достаточно посмотреть на тех людей, которые ее составляли. Это продукт разложения советской номенклатуры во всей красе. Одни — «плачущие большевики», другие — дубоватые егоры лигачовы, которые в общем-то правильных взглядов придерживались, но совершенно не могли играть. Если взять такой коллективный портрет позднего Политбюро середины 70-х годов, и посмотреть, кто им противостоял из-за океана в это время… Я ни в коем случае не завышаю интеллектуальный потенциал американской элиты того времени, но достаточно сравнить Киссенджера, с одной стороны, и тех людей, которых я назвал. Это, как пел Высоцкий, «как школьнику драться с отборной шпаной». И не случайно эти люди проиграли.
Горбачев в одном из своих послесоветских выступлений сказал, что он всегда мечтал развалить Советский Союз, что он был антикоммунистом… Это хорошая мина при плохой игре. Он хотел не этого, но так получилось. Когда мы говорим о роли личности в истории, я не уверен, что Горбачев — это личность исторического масштаба, это человек, оказавшийся на определенном месте в определенный момент.
Кто в ответе за развал СССР?
С крушением Советского Союза у нас до сих пор не разобрались. Заярлычили советский строй как тоталитаризм — и «следствие закончено, забудьте». Но это не решение вопроса. На самом деле крушение Советского Союза — очень интересный и практический, и теоретический, и конспирологический вопрос, который до сих пор не разобран. И чтобы понять, почему рухнул Советский Союз, нужно хорошо представлять, как работал мир, капиталистическая система во второй половине XX века.
К сожалению, у нас капитализм перестали серьезно изучать в середине 50-х годов. Начетчики от научного коммунизма и исторического материализма не нашли ничего лучшего, как переписывать в середине 50-х годов труды западных коммунистов, затем левых либералов, а потом пришла пора консервативных ничтожеств вроде Поппера и Хайэка, в любом случае своих исследований у нас с середины 50-х годов е было. А именно в этот момент на западе появился социальный слой, которому суждено было стать могильщиком и традиционной западной буржуазии, и Советского Союза. Слой этот называется корпоратократия. Это слой чиновников, бизнесменов, спецслужбистов, которые были связаны с транснациональными корпорациями. Оформился он, безусловно, благодаря Второй Мировой войне, а явил себя со стеклянной ясностью, как сказал бы Набоков, в 1953 году, когда были свергнуты два правительства: в Гватемале и в Иране. Свержения эти были очень интересны, они были проведены ЦРУ, но не столько в интересах государства США, сколько в интересах некоторых транснациональных корпораций.
Корпоратократия в отличие от государственно-монополистической буржуазии, которая была готова сосуществовать или сожительствовать с Советским Союзом, в глобальном масштабе, к этому была не готова. Она была действительно глобальной и проникала везде. Она должна была, чтобы реализоваться, стать глобальной. И с того момента, как Советский Союз начал активно и в большом количестве продавать нефть на мировой рынок, а рубеж здесь — середина 50-х годов… Продавать сначала стали по политическим причинам, потому что Гамаль Абдель Насер убедил Хрущева, что нужно продавать нефть по дешевым ценам, чтобы рухнули арабские режимы. Арабских режима рухнуло ровно два всего: это Ирак, 58 год, и Ливия, 69 год, когда к власти пришел полковник Каддафи, герой сегодняшнего дня. Но кроме этих двух режимов ничего больше не рухнуло, а вот в Советском Союзе начал формироваться кластер интересов, тесно связанных с интеграцией советской номенклатуры в капиталистическую систему. Затем к торговле нефтью добавилась торговля драгметаллами… очень быстро к этому подключились те, кто занимался помощью друзьям — коммунистическим партиям — с помощью драгоценных камней… Иными словами, уже на рубеже 60-70-х годов в Советском Союзе возник сегмент корпоратократии. Корпоратократия действительно не знает границ. Это — протоглобальная группа.
Когда мы говорим, что некая «пятая колонна» развалила Советский Союз, это эмоциональный, метафорический подход. С точки зрения советского общества, эта часть номенклатуры, часть наших спецслужб, теневая экономика, действительно, была «пятой колонной». Но с точки зрения глобальных процессов, она была всего лишь советским сегментом корпоратократии, которая мечтала интегрироваться в мировую корпоратократию не в качестве «шестерок», а в качестве желанных гостей за столом. Получилось по-другому, интеграция получилась не у всех и не для всех. Но те, кто наиболее активно проявил себя в сдаче Советского Союза, они получили свою «банку варенья и корзину печенья» и могут теперь рекламировать пиццу или сумки Луивитон.

Распад СССР
Иными словами, само крушение Советского Союза нужно рассматривать в контексте развития капиталистической системы. Это не значит, что Советский Союз был обречен. В Советском Союзе был структурный кризис. Но дело в том, что любой структурный кризис можно превратить в системный. А я хочу напомнить, что в 88-89 годах в Советском Союзе работала группа американских экономистов во главе с нобелевским лауреатом Василием Леонтьевым. Они сказали: у Советского Союза в экономике есть проблемы, но у кого их нет?.. Еще более тяжелые проблемы были у Соединенных Штатов. В Соединенных Штатах в октябре 1987 года рухнул фондовый рынок, и индекс Доу-Джонса в один день упал на 508 пунктов, на 23 процента — это абсолютный рекорд. То есть проблемы были у всех. Но, сказал Василий Леонтьев, в экономике Советского Союза нет таких проблем, которые требуют серьезных системных изменений. Ему сказали «спасибо», с почетом проводили, а вот Василию Селюнину, который осмелился это повторить, пришлось хуже: у него, насколько я помню, отобрали газету, и заставили замолчать.
Иными словами: у Советского Союза не было системного экономического кризиса в конце 80-х годов.
Потом, в 1991 году, это подтвердит Маргарет Тэтчер, когда она скажется две замечательные фразы. Во-первых: «Это мы сделали Горбачева генсеком». Ну, это перебор, но то, что Запад сыграл определенную роль в избрании Горбачева, не секрет, он е случайно ездил в 1984 году «на смотрины»… Но она также сказала в Хьюстоне, в Институте нефти, значительно более интересную фразу о том, что в 80-х годах Советский Союз не представлял для Запада военной угрозы, потому что у Запада был адекватный ответ, а вот экономическую угрозу Советский Союз представлял серьезную, потому что плановая экономика, помноженная на моральные стимулы, грозила тем, что Советский Союз выбьет Запад со значительной части мирового рынка. Понятно, что за этим произошло бы. Либо Запад должен был начинать и проводить социальные реформы левого типа, либо начинать мировую войну. И то, и другое — стремно, проблематично… Но для нас важно, что Тэтчер в 1991 году признала, что Советский Союз в 80-е годы представлял для Запада экономическую угрозу. И это был проблема: быть или не быть господствующим группам Запада. Так же, как ситуация 30-х годов в Америке: быть или не быть США. Чтобы быть, нужно начинать Вторую Мировую войну.
Иными словами дело не в Горбачеве. Горбачев оказался выдвинут той частью советской номенклатуры и спецслужб, которые решили превращаться в собственников. Американцы, безусловно, ускорили этот процесс, обрушив нефть, как бы подталкивая этих ребят: ребята, вы хотите в собственников превратиться? вы хотите сохранить потребление на уровне 80-х годов? если нет — пожалуйста, затягивайте пояса и возвращайтесь на уровень потребления начла 60-х годов… Ах, не хотите в хрущевское время?! Ну, тогда рушьте страну, превращайтесь в собственников — это и означало автоматическое обрушение страны… При Горбачеве и были приняты два закона, которые разрушили страну: это закон об индивидуальной трудовой деятельности, который легализовал теневую экономику, и закон об индивидуальном предприятии, который разрушил потребительский рынок. Вот это означало начало системного кризиса. Так что проблема не в личности Горбачева, хотя он, безусловно, символ. Символ некомпетентности и предательства: разваливший великую державу. Советский Союз не был обречен на поражение. Но часть корпоратократии, поставив Горбачева и вытолкнув его… кстати, эти люди до сих пор остаются в тени… А Горбачев купается в сомнительной славе.

Да, это интересная версия. Я уже писала в своей статье «А была ли революция», что в годы перестройки каких только не ходило легенд и мифов о ее причинах. Никто ведь не понимал, с какого перепуга в 1985 году М. Горбачев объявил об этой самой перестройке. Но одна из версий впоследствии подтвердилась: советской экономике (и советской бюрократии) надо было выходить на международные рынки. Позарез. Любой ценой. Чтобы это сделать, в стране хотя бы де-юре должна была быть объявлена частная собственность. Так что анализ знаменитого историка как бы подтверждает мои собственные выводы. Но анализ Фурсова я могу принять только как версию. Помимо закона об индивидуальной трудовой деятельности, при Горбачеве был принят Закон о Государственном предприятии СССР. Говорю ответственно: прекрасный был закон, который позволял нашим предприятиям не только выжить, но и грамотно выйти на международные рынки. Закон, естественно, ушел в небытие вместе с СССР. Ни Ельцин, ни его «младореформаторы» не озаботились ввести этот закон в нормативное поле РСФСР. Конечно, развал такой мощной экономики, которая была создана в Советском Союзе, — это грандиозное преступление. Но это преступление не одного Горбачева, не одного Ельцина, даже не «во всем виноватого Чубайса». Подавляющее большинство людей, работавших и руководивших предприятиями реального сектора экономики (а других секторов у нас и не было) не знали и не хотели знать, что такое рынок. Они сидели без денег, без работы и ждали, когда государство «очнется» и начнет создавать для них «портфель заказов». При этом — шли годы, смеркалось…
Советская экономка: счастливые люди,
создающие нечто ценное для всей страны
Еще один момент, который в выступлении Фурсова кажется просто смешным, о том, что Советский Союз мог выбить Запад со значительной части мирового рынка. На какой же это, интересно, части мирового рынка мы могли застолбить свои красные знамена? На рынке вооружений. О, да! Тут мы могли быть впереди планеты всей. Мы, кстати, и сейчас на этом рынке вполне успешны. Но делает ли это честь России и российской экономике? Мне лично стыдно за то, что мы делаем и продаем оружие.
Зерно почему-то Советский Союз постоянно закупал, даже в самые урожайные годы. И это был ступор: победные реляции об успехах хлеборобов, и скромные цифры о закупках зерна за рубежом. До 1917 года Россия была самым крупным поставщиком зерна на мировые рынки. Сегодня таким поставщиком выступают США со своими 4% сельхозпроизводителей в экономике страны. Все гораздо сложнее, чем говорит об этом Фурсов. Юрий Визбор пел «Зато мы делаем ракеты и перекрыли Енисей, и даже в области балета мы впереди планеты всей…» Как мы перекрыли Енисей, недавно стало известно. А помните, как назывался в народе наш родной «Знак качества»? «Лучше не можем!..»
Но дело даже не в этом: в Советском Союзе не нашлось ни отряда, ни спецотряда, ни даже одного Мальчиша-Кибальчиша, который бы встал на защиту «государства рабочих и крестьян» — против всех на свете буржуинов. Это — факт. Ни против демократизации, ни против экономических реформ, ни против введения частной собственности и приватизации госпредприятий не было никакого протестного общественного движения. Ни единого выступления, кроме знаменитой статьи Нины Андреевой, кроме убогого ГКЧП, который и 19 августа 1991 года всерьез принять было невозможно. Ни одного собрания коммунистов, ни одного выступления комсомольцев… Кто верил в коммуну, кто верил в коммунистическую идею? Конечно, я знаю людей, которые считали Ельцина и Горбачева — предателями. Но их было немного и, как правило, они умирали от разрыва сердца.
Это сейчас, 20 лет спустя, можно рассуждать о чем угодно и вбрасывать в умы людей, которые уже не знают, что такое Советский Союз, любые идеи. Коммунизм был и остается идеей, которая всегда будет привлекательна для людей. Еще бы: самое справедливое общество, где «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям». Эта идея была реализована? Нет. Даже принцип «каждому — по труду» был только декларирован, и за свой труд, ежедневный и с полной самоотдачей, никто не получал адекватного материального вознаграждения. Это, мне кажется, и стало главной причиной того, что никто не защищал «советскую идею». Все уже наелись досыта жизни «на сто рублей». Только сейчас стало очевидно, что жизнь «на сто рублей» совсем не так плоха, особенно для тех, кто не может и не будет воровать, кто не может существовать без дела, без профессии, без гарантий того, что твою дочь не убьют и не изнасилуют.
Все познается в сравнении. Если человек постоянно чем-то недоволен, жизнь передвинет его на ступеньку ниже, где уже не жизнь, а прозябание. То же, видимо, касается и общества. Надоели коммунисты, маразматики из Политбюро, безумный Госплан? Получите «рыночную экономику», где нет ни работы, ни зарплаты, ни жилья, ни медицины, ни образования.
А помните, почему народ пошел за большевиками? Большевики провозгласили (и обеспечили) ПРАВО НА ТРУД. И теперь выясняется, что это право для человека — главное. Это понимали наши предки в 1917 году, теперь это понимаем и мы, пройдя через 20 лет хаоса и распада.
Вот, ужо, придет Мальчиш-Кибальчиш...
Что касается Андрея Фурсова, он, конечно, со своими суждениями совсем не «подпевает» Глебу Павловскому. У них разные весовые категории: Павловский давно в политике, а Фурсов туда еще не попал. Возможно, выступление, которое я привела, — презентация Фурсова на предстоящих выборах. Он позиционирует себя как борец за страну, за «русскость», за ведущую роль России по выводу мира из мирового кризиса. Он часто приводит цитаты из моей любимой сказки про Мальчиша-Кибальчиша, образ которого имеет огромную популярность в Интернете. Не случайно сайт человека, который пишет и дискутирует о коммуне, так и называется: «Сайт Мальчиша-Кибальчиша». А Фурсов готовит нас (или себя) к особой миссии. Позиция Фурсова, мне кажется, будет очень понятна и близка многим людям, особенно молодым, не имеющим почвы под ногами, а в голове — общей картины положения в стране и в мире. Вот что он говорит в другой своей работе:

Борьба за сохранение России в XXI веке (и далее) потребует создания нового корпуса знаний о современном мире. И если национально (цивилизационно) ориентированной неоопричнине суждено состояться, то этот корпус должен стать её научно-интеллектуальным компонентом; более того, он должен обеспечить ей готовое и способное к саморазвитию знание, предваряя её. Данное знание должно быть знанием не только и даже не столько о России, сколько о мире и о России как его элементе – многие наши поражения обусловлены зацикленностью на себе, на своих особенностях, иными словами, на определённого рода интеллектуальной самопупковости и на незнании мировой ситуации; победы большевиков, а затем сталинцев были в огромной степени обусловлены тем, что они были игроками мирового уровня, их «повестка дня» была мировой.
Корпус знаний, о котором идёт речь, необходим во всех ситуациях и в ситуации победы, и в ситуации глобальной катастрофы и, если не дай Бог, неоопричнина не спасёт и в этой катастрофе, Россия рухнет. В последнем случае значение и роль нового знания вообще возрастают на порядки – оно станет необходимым для сохранения русскости, для создания сетевого русского мира в посткатастрофическом мире, наконец, для строительства нового русского властесоциума – Четвёртого Рима. Кто сказал, что Четвёртому Риму не бывать? Надо будет, создадим. «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью».
…«Неосознанность происходящего», о которой любят рассуждать деятели Римского клуба, – одна из серьёзнейших проблем современного мира, существующая как сама по себе, так и в качестве элемента сознательно реализуемой стратегии «управляемого хаоса». Вывод: сначала знать, потом делать. Сначала – новое знание, новая картина мира, отражающие русский интерес, потом – действие. Думать обо всём этом нужно сейчас – только так можно сохраняться и побеждать в меняющемся мире. Победам физическим всегда предшествуют победы метафизические; чтобы выиграть историческое противостояние, сначала надо «сделать» противника в метаистории, в сфере тонких интеллектуальных и психоинформационных (психоисторических) струн.
Ориентированная на решение общенациональных проблем, а не на обогащение узкой группы узаконенного ворья, опричнина нового типа – это «материя», которая порождается, помимо прочего, «духом» нового знания и даже нового чувствования, нового слышания Музыки Истории. Как будет называться новое знание? Не знаю. Может быть, по крайней мере для начала, «консервативно-динамическим». Может – иначе. Но я знаю точно, что оно должно быть бескомпромиссным по отношению к нам самим, не позволяющим пускать слюни и сюсюкать по поводу особой «русской духовности» и «загадок русской души», а чётко фиксировать все слабые и неприятные стороны нашей истории и нашего характера, ставить диагноз, не забывая о сильных сторонах и формируя чувство победительности вопреки всему. Это знание должно быть ключом к секретам явных и тайных врагов России и русских в мире в целом и отдельно взятых странах – в Высоком Буржуинстве, Равнинном Королевстве, Снежном Царстве и Знойном Государстве, вскрывая их сильные и находя их слабые стороны. Оно должно быть убойным и работать в мировой борьбе по пехотному принципу «штык в горло с двумя проворотами». Или по снайперскому – «один выстрел – один труп». А ещё лучше – два, не оставляя противнику шансов – ни одного. И тогда мы увидим Четвёртый Рим с сияющей над ним руной Победы.


3 комментария:

  1. Как известно в СССР не было секса, а тут еще оказывается и системного кризиса также не хватало. Насколько мне подсказывает личный опыт и то и другое в СССР наличествовало и даже мирно сосуществовало. Если автор утверждает, что Горбачев катался на "смотрины", а я что то такое припоминаю из телепередач той поры, то как это могло случится без системного кризиса в руководстве страны при действовавшей официально коммунистической парадигме? Вот аналогия - системный кризис это отказ вестибулярного аппарата у летчика выводящего самолет из штопора. При прочих равных условиях тот же летчик с сохраненной функцией нормальной ориентации в пространстве справится с задачей. Фатальным для страны было не то, что Горбачев был антикоммунистом, оказалось достаточным того, что он не был коммунистом вообще, т.е. не разбирался в политэкономии и по видимому не чувствовал в этом необходимости. Как и его окружение и окружение окружения и так до самых низов. В пику Горбачеву тот же Леонтьев оценивал того же Сталина как политэконома достаточно высоко. Вот и весь системный кризис.
    Парадокс, но коммунизм последние 20 лет "строили" люди с менталитетом "мальчиша-плохиша", причем посмеиваясь культивировали образ Димы Семицветова, который позже возобладал, а ныне торжествует. Вот уже и на Болотную вышли идейные потомки "человека с высшим образованием, который умеет жить". Недавно пересмотрел фильм "Портрет жены художника" и изумился. Ведь это предтеча Балабановских "Жмурок". Уже все ясно, кто в малиновом пиджаке будет ходить, а кто у него водителем работать. А год, наверное 83.

    ОтветитьУдалить
  2. Наталья, спасибо огромное за текст.

    ОтветитьУдалить