16 декабря 2010 г.

Люблю Отчизну я, но странною любовью

Лучше Михаила Юрьевича Лермонтова никто, наверное, не выразил это странное томление, которое называется у нас любовью к Родине, к России, к «родным березам».
…Но я люблю - за что, не знаю сам -
Ее степей холодное молчанье,
Ее лесов безбрежных колыханье,
Разливы рек ее, подобные морям;
Проселочным путем люблю скакать в телеге
И, взором медленным пронзая ночи тень,
Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,
Дрожащие огни печальных деревень…»
Я поискала в Интернете картинки, символизирующие России. Оказалось, что наша страна — это российский триколор, храм Василия Блаженного в Москве, разведенные мосты Петербурга, футбол и вновь отстроенные соборы. Даже хохломской чашки никто не сфотографировал. Зато, конечно, у каждого есть «своя Россия». У меня, например, она такая:

Это южный берег Финского залива, на котором я выросла и на котором живу. И, по большому счету это — берег Балтийского моря. Конечно, каждый из нас живет в какой-то местности, но этот уголок принадлежит не столько стране, сколько планете Земля.
Мы живем на планете Земля, которую своей технократической цивилизацией довели до ручки.
Я люблю Россию больше других стран, потому что я здесь родилась и живу. Так любят родителей, родной дом, свой двор, улицу. И конечно, я в родной стране, в ее людях, в ее истории нашла множество характеристик, которые вызывают очень радостные чувства. Помните начало фильма Тарковского «Андрей Рублев»? «Летю, братцы…» Вот этот порыв к неведомому, страстное желание испытать что-то необыкновенное, «долететь до звезд» — это наше, родное. В других странах, разумеется, есть люди, стремящиеся к тому же, но их единицы, а для нас это — национальная черта.
Жить без большой, больше меня самого, идеи, устремления… А зачем? Скучно это, господа. И сегодня мы все отчаянно скучаем от того, что лишились совершенно ложной идеи о возможности построения справедливого общества на Земле.
«Не в силе Бог, а в правде» — таков всегда был главный нравственный закон русского общества. Сегодня уничтоженная правда заменена силой денег. И это не может стать нравственным законом, поскольку это безнравственная глупость. Прожитая правда может сопровождать тебя в момент смерти. А все нажитые богатства обращаются в прах в этот великий для каждого момент.
Я люблю Россию, потому что здесь жажда справедливости, поиски правды являются основным стержнем каждого человека. Это наша вторая национальная черта. Даже если сегодня этого не видно и многими не осознается. Зато чувствуется — и еще как! — в отчаянной неудовлетворенности, отвращении к порнографической рекламе и гордым рапортам о проданной за рубеж нефти.
 
Не принимает Россия ни душой, ни сердцем — ни демократию, ни рынок. Ибо и то, и другое основано на подлости, обмане и подкупе. И даже самый пьянющий на данный момент человек смотрит в самую суть жизни. Об этом умудрился поведать нам Веничка Ерофеев:
«О, если бы весь мир, если бы каждый в мире был бы, как я сейчас, тих и боязлив и был бы также ни в чем не уверен: ни в себе, ни в серьезности своего места под небом – как хорошо было бы! Никаких энтузиастов, никаких подвигов, никакой одержимости! — всеобщее малодушие. Я согласился бы жить на земле целую вечность, если бы мне прежде показали уголок, где не всегда есть место подвигам. «Всеобщее малодушие» — да ведь где это спасение ото всех бед, эта панацея, этот предикат величайшего совершенства!..»
Владимир Любаров.
Ангел-хранитель

Комментариев нет:

Отправить комментарий