20 февраля 2012 г.

Владимир Владимирович, прикройте дверь, сквозит!

В.В.Путин свою предвыборную платформу в качестве кандидата на пост Президента РФ решил обнародовать в целом ряде статей, напечатанных в различных изданиях. Любопытно, что свою экономическую программу он опубликовал в таком абсолютно прозападном и ультралиберальном печатном органе, как  газета «Ведомости». Основным создателем и идеологом этой газеты является голландский медиа-магнат Дерк Сауэр, издающий «Ведомости» совместно с английской «Financial Times» и американской «The Wall Street Journal», которую контролирует такая одиозная личность, как медиа-магнат Руперт Мердок. Как говорится «скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Таким образом, статья Путина ориентирована не столько на простых россиян и национальный российский бизнес, сколько на западный бизнес и нашу компрадорскую буржуазию, которая вывезла сотни млрд. долларов из России на Запад.
Место России в глобальном разделении труда
Со многим в этой статье я готов согласиться, но кое с чем хотелось бы все-таки поспорить. Когда Путин утверждает, что «никогда не было столь острой борьбы за лидерство в глобальной конкуренции», то просто демонстрирует плохое знание мировой истории, т.к. абсолютно те же самые процессы происходили 100-120 лет тому назад и даже привели к двум мировым войнам. И позиции Британии выглядели незыблемыми еще в конце XIX века, а сама Британия за какие-нибудь 30 лет до Первой мировой войны относилась «со снисходительным пренебрежением» к Германии и США, которые уже в начале ХХ века потеснили ее с лидирующих позиций. И то, что сейчас Китай, Индия и Бразилия серьезно потеснили США и другие страны Запада, так это следствие общих закономерностей мирового экономического развития, которые повторяются с отчетливой периодичностью. Но эта периодичность, к сожалению, неизвестна кандидату в президенты РФ В.Путину.
После распада СССР Россия сама выбрала путь сырьевого придатка Запада, по которому она и пошла «ускоренным маршем», т.к. господствующей экономической идеологией в 1980-х гг. был неолиберализм, господство которого установилось и в России. Идеология неолиберализма была сформулирована в «Вашингтонском консенсусе», предполагавшем диктат глобального рынка, контролируемого США, над суверенными интересами России. Именно поэтому, как верно пишет Путин, Россия могла стать «органической частью мировой экономики» только «за счет наших природных ресурсов», «фактически мы пережили масштабную деиндустриализацию», и как следствие, «крайне высокая зависимость от импорта потребительских товаров, технологий и сложной продукции; от колебания цен на основные экспортные товары — то есть от факторов, которые мы по большому счету не контролируем».
Я думаю, что никто не станет возражать против такого тезиса Путина: «Нам нужна новая экономика, с конкурентоспособной промышленностью и инфраструктурой, с развитой сферой услуг, с эффективным сельским хозяйством. Экономика, работающая на современной технологической базе. Нам необходимо выстроить эффективный механизм обновления экономики, найти и привлечь необходимые для нее огромные материальные и кадровые ресурсы». Но весь вопрос в том, как этого достичь. И тут я не могу согласиться с утверждением Путина, что «мы не можем рассчитывать на протекционистские меры», хотя он и прав, когда утверждает: «Чрезмерный протекционизм всегда приводит к застою, низкому качеству и высоким ценам». Но это если он «чрезмерный» — меру нужно знать во всем. Посмотрите, как тонко защищают свои внутренние рынки Китай или Япония. И нам бы надо у них поучиться, а то ведь, как однажды совершенно верно подметил сам Путин — у нас такая открытость, что просто сквозняком все выдувает. Особенно, мозги и капиталы — самое ценное, что есть у России, кроме сырья.
                                     Преодолеть технологическое отставание
«Для возвращения технологического лидерства нам нужно тщательно выбрать приоритеты. Кандидатами являются такие отрасли, как фармацевтика, высокотехнологичная химия, композитные и неметаллические материалы, авиационная промышленность, информационно-коммуникационные технологии, нанотехнологии. Разумеется, традиционными лидерами, где мы не потеряли технологических преимуществ, являются наша атомная промышленность и космос», — пишет Путин в своей статье. А выступая в Тихвине, он даже обмолвился, что эти технологии составляют новый мировой технологический уклад. И тут он абсолютно прав — это основные технологии нового шестого ТУ, который сейчас формируется в мировой экономике.
Но все дело в том, что одним из авторов теории формирования технологических укладов в мировой экономике является академик РАН С.Ю.Глазьев, но он абсолютно невостребован российской властью и самим В.В.Путиным. А поручать формирование шестого ТУ людям, которые в этом ничего не понимают и идеологически далеки от этого понимания вследствие своего либерального догматизма, значит обречь данное важное дело на абсолютный провал. Пока Шувалов, Наббиулина, Клепач и иже с ними будут «внедрять» то, в чем они ничего не смыслят, а академик С.Ю.Глазьев (разработавший «Стратегию опережающего развития России в условиях глобального кризиса», в которой  по пунктам расписал, что нужно делать для перехода на VI ТУ) будет невостребован, Россия не сможет преодолеть свое технологическое отставание. Ведь еще Крылов писал: «А вы, друзья, как не садитесь, все в музыканты не годитесь!».
Любопытны рассуждений Путина и о том, кто более эффективно использует инновации: государство или частный капитал. Но история убедительно доказывает, если государство сделало правильный выбор, то его возможности по формированию нового ТУ несопоставимы с возможностями частного капитала. И тут в качестве примеров можно привести не только сталинскую индустриализацию, благодаря которой в СССР сформировался четвертый ТУ, но и «Новый курс» Рузвельта, сформировавших тот же четвертый ТУ в США, хотя частный капитал встретил его в штыки. А программа «Звездных войн» Рейгана, как программа «военного кейнсианства», создала организационно-финансовую основу формирования уже пятого ТУ в США. Во всех этих случаях именно государство выступало основным локомотивом формирования нового ТУ.
Что же касается частного капитала, то он до последнего не идет на риск и огромные капиталовложения, необходимые для формирования нового ТУ, и вкладывается в него только под угрозой массовых банкротств в условиях глобальных кризисов. Да и то старается переложить основные расходы и риски на государство. Поэтому очень важно не делать исключительную ставку на частный капитал, а развивать государственно-частное партнерство, при четком понимании, что локомотивом развития всегда выступает государство. Очень показательный пример в этом отношении привел в своем выступлении на Форуме «Россия 2012» (кстати, в присутствии Путина) американский финансист и ученый Майкл Милкен, сравнивший развитие Сингапура и Ямайки за последние 50 лет.
В 1960 году обе эти страны находились примерно в одинаковых географических, природно-климатических и экономических условиях: ВВП на душу населения в Сингапуре составляло 2271$, на Ямайке — 2255 $. Ямайка пошла по либеральному пути развития, положившись на «невидимую руку рынка». Местный и иностранный капитал стал развивать природные ресурсы и туризм (благо, что для этого на Ямайке были превосходные условия), т.е. он вложился туда, откуда без особых хлопот и финансовых вложений можно было качать деньги (как в России в нефть, газ и другое сырье). В Сингапуре же нашелся человек с государственным мышлением по имени Ли Куан Ю, который не стал полагаться на «невидимую руку рынка, а предложил государственную программу коренной модернизации сингапурской экономики. В результате, к 2011 году ВВП на душу населения на Ямайке составили 5376 $, а в Сингапуре — 50714 $, т.е. на порядок больше. Вот нагляднейший пример эффективности вмешательства государства в экономику страны.
И когда либералы выступают с требованием «Меньше государства в экономике страны, то очень справедливым является вопрос, заданный Путиным: «Готовы ли мы так сильно рисковать будущим России (делая ставку исключительно на частный капитал – А.А.) ради чистоты экономической теории?». Но вот вопрос: «О какой «экономической теории» здесь идет речь?» О догматах «святой веры» либералов в то, что частный капитал априори эффективнее государственного? Так это чистой воды вера в то, что «Солнце вращается вокруг Земли», а не наоборот. И либеральные догмы имеют столько же общего с реальной действительностью и с экономической теорией, сколько и представления о вращении солнца вокруг Земли.
И не понятно, почему Путин извиняется перед либеральными догматиками за то, что правительство вынуждено было создать крупные госкорпорации и вертикально-интегрированные холдинги в тех отраслях промышленности, куда частный капитал просто не хотел идти, и где нужно было вкладывать огромные средства, а не снимать «пенки» с продажи сырья. Если мы хотим и дальше идти по пути Ямайки, по которому Россия шла все 1990-е гг., то мы должны продолжать выдавливать государство из экономики, смириться с ролью сырьевого придатка развитых стран, и даже не помышлять ни о какой модернизации и уж тем более об опережающем развитии. Если мы хотим идти по пути Сингапура, то государство у нас должно стать локомотивом развития, а не «ночным сторожем», и его должно быть намного больше, чем сейчас, примерно столько, сколько его в Сингапуре, Японии или Китае.
Только нужно понимать, что вертикально-интегрированные холдинги — это устаревшая организационная форма американского цикла накопления капитала, сформировавшаяся еще в конце ХIХ века. А мир XXI века вступает в новый Азиатский цикл накопления, основанный на горизонтально-интегрированных и диверсифицированных корпорациях с сетевой организацией бизнеса и встроенными внутрь этих холдингов банками, как японские «кейрецу» или южнокорейские «чеболи». Более того, Азиатский цикл накопления капитала, в который вступает мировая экономика в XXI веке, характеризуется усилением регулирующей и контролирующей роли государства, примером которого является Япония с централизованно управляемой экономикой, названная — корпорацией Japan Inc., и Китай, сочетающий индикативное планирование с регулируемым рынком.
И это отнюдь не госкапитализм, господствовавший в капиталистическом мире в период четвертого К-цикла с 1930-х по 1970-е гг., его время давно прошло. Это новый капитализм XXI века, основанный, с одной стороны, на законах рыночной экономики, а с другой — на индикативном планировании, жестком регулировании и контролем за рыночной стихией, как государственными, так и, в особенности, надгосударственными органами. Но чтобы эта простая истина дошла до политиков и либеральных догматиков мировой экономике предстоит еще пережить в 2012-15 гг. тяжелейшую депрессию, в которую нас загоняет «святая вера» либералов, что государства должно быть как можно меньше в экономике, и что «невидимая рука рынка» сама все расставит по своим местам и решит все проблемы. Да, рынок решит накопившиеся в мировой экономике проблемы и дисбалансы, но только благодаря глубокой и затяжной депрессии, пока не отучит страны Запада от стремления жить в долг за счет развивающихся стран, продлевая время своего господства.
                                   Инновационный цикл российской экономики
В своей статье В.В.Путин утверждает: «Главным условием спроса экономики на инновации является обеспечение конкуренции. Только конкуренция заставляет частные предприятия искать лучшие технологические решения, обновлять продукцию». Тут он и прав и не прав одновременно, т.к. проблема заключается в том, о каких инновациях ведется речь. Все дело в том, что теория инновационного развития считает, что инновации бывают разные: есть базисные, улучшающие, дополняющие и «псевдоинновации», имитирующие подлинные инновации, но качественно не меняющие ни само производство, ни производимый продукт, а изменяющие лишь его вид или форму. О каких инновациях ведет речь Путин в своей статье он, по-моему, и сам не понимает.
Действительно, конкуренция подталкивает предприятия, работающие в условиях рынка, к внедрению инноваций, но ориентируясь на текущую прибыль, менеджеры предприятий и корпораций, руководствуясь существующей экономической конъюнктурой, упускают из вида долгосрочные альтернативы технологического развития. К внедрению радикальных нововведений они приступают только под давлением резкого падения эффективности капитальных вложений по традиционным направлениям, когда уже накоплены значительные избыточные мощности, и избежать глубокой затяжной депрессии не удается. И частный капитал не будет вкладываться в базисные инновационные технологии пока государственный капитал не возьмет на себя основные издержки по их созданию, как это было, например, с программой «Звездных войн».
Базисные и улучшающие инновации находятся в постоянной конкуренции друг с другом, но в рыночной экономике упор, как правило, делается на улучшающих и «псевдоинновациях», как наименее рискованных и более дешевых. Однако, когда экономическая ситуация становится критической и улучшающие инновации больше не служат стимулом дальнейшего поступательного движения экономики, наступает по мнению Г.Менша «технологический пат», возникает необходимость введения базисных инноваций и формируется кластер базисных инноваций нового ТУ. Но формирование этого кластера происходит исключительно в фазе экономической депрессии, когда внедрение базисных инноваций оказывается единственной возможностью прибыльного инвестирования и, в конце концов, «нововведения преодолевают депрессию», и именно депрессия выступает «спусковым крючком» (Г.Менш) к формированию «кластера базисных инноваций». А сейчас мировая экономика пока еще не вошла в состояние депрессии.
Что же касается «святой либеральной веры» в то, что нужно только создать благоприятные условия для инвестиций, и они потекут в инновации широкой рекой, то экономическая наука на огромном объеме исследованных данных утверждает, что чрезмерный уровень прибыли расслабляет предпринимателей, отнимает у них стимул к техническим инновациям и к рисковым вложениям капитала. «Чем выше становится общая норма прибыли, тем меньше возможности для капиталовложений в принципиально новую технику. Поэтому высокая средняя прибыль, неизбежно, способствует исчерпанию новаторского потенциала господствующей техники (С.М.Меньшиков)». И только когда частный капитал убедится, что финансовые спекуляции и лопающиеся финансовые пузыри приводят к огромным убыткам, а новые отрасли приносят серьезную прибыль, вот тогда и только тогда частный капитал устремится вслед за «пионерами инноваций» получить инновационную ренту. Поэтому, когда Путин пытается создать льготные условия для частного капитала в надежде, что тот будет вкладываться в инновационное развитие, он для него делает «медвежью услугу» и только тормозит инновационное развитие России.
«Надо преодолеть инерцию крупного отечественного капитала, который, прямо скажем, отвык от инновационных проектов, от исследований и опытно-конструкторских работ», — пишет в своей статье В.Путин, хотя сам способствовал формированию этой «инерции крупного отечественного капитала»: созданием льготных, тепличных условий его существования, низкими налогами на крупный капитал, отсутствием государственного давления на крупный бизнес с целью интегрирования его интересов с национальными интересами России. Недавно в СМИ прошло сообщение, что одна из крупнейших российских нефтяных компании 95% своей прибыли направила на дивиденды. И о каких здесь инновациях может идти речь, если вся прибыль направляется на паразитическое потребление? Государство тут должно жестко устанавливать правила игры и законодательно установить, к примеру, что все крупные корпорации, работающие в России, на дивиденды имеют право использовать не более 25% прибыли после уплаты всех налогов, а 50% этой прибыли направлять на НИОКР. Вот тогда эта «инерция» будет быстро преодолена. Пока же это призывы Кота Леопольда: «Давайте жить дружно!».
«Российская экономика может не только покупать — она может порождать инновации», — утверждает в своей статье Путин. — «Наше место в будущем мире зависит от того, используем ли мы свои возможности. Высокий уровень образования населения, огромное наследие фундаментальной науки, наличие инженерных школ, сохранившаяся во многих отраслях база опытного производства — мы обязаны задействовать все эти факторы». И тут он абсолютно прав, более того, на Форуме «Россия 2012» он приводил данные социологов, что среди молодежи 25-35 лет 57% имеют высшее образование, а в возрастной группе 15-25 лет 80% уже имеют или хотят получить высшее образование. И этот молодежный драйв, по мнению, Путина нужно обязательно использовать. Но тут ему возразил Майкл Милкен, сказавший, что в Греции значительная часть молодежи стремится получить высшее образование, чтобы пойти на госслужбу, гарантирующую высокий достаток и социальный пакет, а в 52 года выйти на пенсию, получать высокую пенсию и ничего не делать. По данным социологов большая часть и российской молодежи так же стремится получить высшее образование, чтобы потом пойти на госслужбу, а почти половина студентов ВУЗов собираются уехать из России в развитые страны.
Наши либералы любят поговорить о том, что нужно создать соответствующие институты развития, а те уже сами выведут нас в «передовики» НТП. Поэтому Путин с удовлетворением отмечает в своем докладе: «Работают «Роснано», Российская венчурная компания, государство проводит конкурсы на создание инновационной инфраструктуры вузов. Большое число западных фирм уже привлек проект «Сколково». Но все эти либеральные институты развития имеют одну главную цель: аккумулировать инновации российских «быстрых разумов Невтонов», чтобы вывести их инновации на Запад, и там «продавать как газ и нефть подешевке (Путин)». Чубайс придумал новую схему, как обокрасть Россию, только теперь с помощью инноваций — так называемые «трансферты технологий», суть которых заключается в том, что инновации российских ученых передаются американским венчурным компаниям. При этом, как утверждает Чубайс, мы сначала должны «проинвестировать» американцев своими инновациями, чтобы заинтересовать их сотрудничать с нами, а уж потом может быть, когда-нибудь они ответят нам взаимностью.
Но тут следует вспомнить, как во времена Горбачева и Ельцина, мы очень старались заинтересовать США своими политическими уступками, и к чему это привело. Взаимности от Запада мы так и не дождались. В инновационном бизнесе будет абсолютно то же самое. Им мало того, что, по данным того же Милкена, наши эмигранты создали за пределами России в последние 20 лет ценностей более, чем на 1 трлн. долларов. Да еще, по данным Бжезинского вывезли частных капиталов более чем, на полтриллиона долларов. Кроме того, более 500 миллиардов долларов государственных золото-валютных накоплений хранится в пустых западных бумагах, т.е. за последние 20 лет мы подарили им российских ценностей более, чем на 2 трлн. долларов — это два годовых ВВП России. Дж.Арриги называет этот процесс «накоплением через изъятие». Уважаемый кандидат, а теперь уже избранный президент РФ, а не пора ли дверь российской экономики немного прикрыть, а то ведь «сквозняк» все из России выдует: и газ, и нефть, и «мозги», и капиталы. Может они и нам на что-нибудь сгодятся?

Комментариев нет:

Отправить комментарий