27 июня 2011 г.

Еврейство, растворенное в крови…

 В Музее истории религии Санкт-Петербурга открылась выставка «Еврейские семейные реликвии». В состав экспозиции вошло более 100 экспонатов — вещи, фотографии и документы, предоставленные музею на время проведения выставки их владельцами, а также экспонаты из фондов ГМИР.
Отдел Иудаики в Музее истории религии обладает значительными фондами. Ежегодно Музей проводит «Осеннюю еврейскую выставку». Нынешняя выставка, которая открылась 24 июня, размещается в одном зале, где на небольших стендах представлены вещи более чем 40 семей. Эти вещи, как и вся выставка, дышат любовью. Их с любовью хранили в семейных тайниках, с любовью передавали на выставку, с любовью оформляли в музейных витринах. В фильме, который специально создан к выставке и демонстрируется в зале, люди рассказывают — честно и искренне, о том, как сложно возвращались в семьи крупицы культуры и религии, которые когда-то были основой каждой еврейской семьи.
«В результате советской государственной политики преобразования института семьи, — рассказывает организатор выставки, заведующая отделом Иудаики Музея истории религии А. Соколова, — в значительной степени разрушилась культура семейной памяти. Большинство современных еврейских семей и семей с еврейскими корнями утратили язык, который считался родным еще два поколения назад, и порвали все связи с еврейской религиозной традицией… Еще совсем недавно, до начала 1980-х гг., предметы еврейской ритуальной утвари, документы и книги на иврите и идише, как религиозные, так и светские, изданные до Октябрьского переворота, нередко хранили подальше от посторонних глаз. Считалось, что все это может быть использовано властями как улика для обвинения в сионизме…»
Я помню своего знакомого по работе на крупном ленинградском предприятии. Он был замечательным специалистом, много сделал для науки и производства, жизни своей без родного предприятия не мыслил. Но когда в семидесятых годах дочка уехала в Израиль, его вызвали в партком и сказали: «Пиши заявление по собственному желанию…» И он остался ни с чем. За что, почему? Таких историй у каждого человека на памяти множество. Вообще, «еврейский вопрос» всегда для России был болезненный, начиная с еврейских погромов начала XX века. Да и сегодня нет-нет и наткнешься в Интернете на бредовые измышления по поводу того, что «евреи губят Россию». Или уже даже погубили.
А евреи — такие же люди, как и все, правда, их культуру мы знаем гораздо хуже, чем культуру Литвы или Грузии, например. Только в старых книгах иногда можно вычитать… Да в каких книгах? Книга, собственно, одна: «Тяжелый песок» Анатолия Рыбакова. В романе подробно выписан быт и традиции большой еврейской семьи, попавшей в нацистское гетто и погибшей там вместе с другими семьями. Многих из них спасла главная героиня Рахиль, чьи следы остались на песке, — и все поняли, что она ушла за своим мужем, за своим единственным возлюбленным…
А на выставке предметы «говорят» немного: что мы сегодня знаем о еврейской культуре и традиции? Даже слова, называющие эти предметы, невозможно запомнить с одного раза. Больше всего — шелковых платков, которые когда-то были частью облачения во время религиозной службы. Их, видимо, было сохранить несложно. Платок он и есть платок, как докажешь, что он еврейский? Вазочки, статуэтки, чернильницы, столовые приборы — во всем этом узнаются предметы и моей жизни, время-то было одно. Похоже — и не похоже. Другие лица на фотографиях, другие документы, какие-то совсем непривычные глазу предметы: ленточки с какими-то квадратными емкостями на концах… Оказывается — предмет религиозного культа. Ленточками обворачивали голову, а в черную крошечную шкатулку, закрепленную на лбу, помещали молитву…
Выставка сделана так, что в ней нет даже намека на истерику по поводу «трагической судьбы еврейского народа». Ничто здесь не воскрешает события Холокоста или других трагических страниц нашей истории. Только одна картина (репродукция) «Тревожные вести», где отец и дочь читают газеты и прислушиваются к тому, что происходит за окном, напоминает о еврейских погромах начала прошлого века. Но напоминает тоже через семейную зарисовку, где есть только комната и люди в ней. Выставка не рассказывает о народе: здесь рассказывают о людях, которые просто жили, как могли, в общих для всех обстоятельствах войн, революций, переворотов, гонений и страданий. Жили — и старались сберечь то немного, что осталось от прабабушек, дедушек и родителей. Видимо, все эти вещицы, назначение которых даже забылось за долгие годы, хранились бережно, завернутыми и убранными в шкафы и диваны. Даже старинные семейные альбомы, хоть и пожелтевшие, вовсе не рассыпаются на отдельные листы, как мои, например.

В эти лица хочется всматриваться без конца.
Чем они отличаются от нас?

Самое яркое впечатление — фотографии. Множество старых фотографий старых еврейских семей, живших во всех уголках России. В эти лица хочется всматриваться, они как раз говорят о многом. Я ходила по выставке и пыталась понять, чем эти лица отличаются от лиц моих бабушек и дедушек, моих родственников или других людей. Я видела много старинных фотографий… Мне пришло в голову слово «достоинство»… В лицах, фигурах, пластике этих людей много живого, радостного, человеческого, это, безусловно, близкие люди, понимающие друг друга, родственные отношения окружают их аурой любовного единства. От этого возникает трогательное чувство прикосновения к чужой, по-детски доверчивой жизни.
Среди нынешних представителей этих семей есть несколько художников, которые представили свои рисунки и полотна, ставшие прообразом художественного переосмысления личной жизни своей семьи. И это переосмысление — шаг в то будущее, «где все мы будем счастливы, когда-нибудь, Бог даст…»
Выставка продлится до 27 сентября.

Комментариев нет:

Отправить комментарий