29 марта 2012 г.

«Разбычить» Россию


Данил Корецкий родился в 1948 г. в Ростове-на-Дону. Окончил Ростовский радиотехнический техникум, затем — юрфак Ростовского госинститута. Писатель, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, полковник милиции в отставке.

 Данил Корецкий: «Крысы разгрызают фундамент государства!»

«В России выросло поколение людей, которые уверены, что можно откупиться за любое преступление», — считает писатель Данил Корецкий.

С оглядкой на Запад

«АиФ»: Данил Аркадьевич, вот новости последних дней: человек из окна стреляет по прохожим, полицейские на джипах сбивают людей, насилуют задержанных. Это какой-то массовый психоз?

Д.К.: Это не психоз, хотя такая версия удобна. Катастрофы самолётов, пожары на дискотеках, взрывы жилых домов, преступления уже переаттестованных полицейских, расстрел прохожих с балкона, детский суицид - это всё следствие бездеятельности должностных лиц, коррупции, отсутствия государственного контроля и спроса за правонарушения с равнодушных и халатных чиновников. В СССР, помню, рыл тракторист траншею и повредил линию ТЭЦ. Несколько домов остались зимой без отопления. Непосредственные виновные пошли под суд, у их начальников отобрали партийные билеты, что означало гражданскую смерть. И больше таких случаев не было.
«АиФ»: В 2008 г. вы сказали, что новое государство у нас построили, но не правовое, а скорее криминальное. Прошло 4 года - страной руководил другой президент. Что-то изменилось с тех пор?

Д.К.: По статистике, преступность с 2006 г. неуклонно снижается. При этом количество заявлений и сообщений о преступлениях так же неуклонно растёт. Но только по 9% возбуждаются уголовные дела. Между тем те события, которые раньше случались раз в десять лет, например, нападение на инкассаторов или ограбление банков, сейчас происходят чуть ли не каждый месяц. Рецидив достигает 40%. Но адекватных мер противодействия преступности нет.
Возросло число преступлений в состоянии алкогольного (+11%) и наркотического (+27%) опьянения. На 6% возросло преступное извлечение дохода в особо крупном размере. А адекватных мер противодействия преступности нет. Мы говорим, что надо быть гуманнее, киваем на европейцев, у которых нет смертной казни. Но такого «гуманного» законодательства, такой безответственности и безнаказанности, как у нас, нет нигде на Западе. Есть криминологическая формула: риск совершения преступления должен перевешивать возможную выгоду от него. У нас действует формула прямо противоположная. Особенно это касается должностных, крупных экономических преступлений. Вот недавно Д. А. Медведеву доложили, что за 2011 г. из экономики выведено 2 триллиона рублей - 4% ВВП! Тут впору объявлять чрезвычайное положение: крысы разгрызают фундамент государства! И крыс надо перетравить, и фундамент поправить, и старую статью вспомнить... Ведь собственность - это экономическая основа государства. Раньше за посягательство на неё в особо крупном размере расстреливали. А особо крупный размер составлял 10 тысяч рублей. Почти столько, сколько стоил автомобиль.
Не «Мерседес», не «Порше» и не «Ламборджини» - обыкновенная «Волга»! Ориентируясь на Запад, мы фактически отказались от смертной казни. Но по борьбе с коррупцией мы почему-то Запад не копируем! Стандарты ООН требуют и конфискации имущества, и сопоставления доходов с расходами. Не успел президент обнародовать проект антикоррупционного закона, как уже раздались возражения: дескать, это «охота на ведьм»! Но так обычно кричат сами «ведьмы»!

«АиФ»: А кто-то говорит, что, раз коррупцию в нашей стране не победить, её лучше узаконить - чтобы налоги собирать…

Д.К.: Те, кто это предлагает, - ярые враги государства, общества, нашего народа, те самые «ведьмы». А насчёт неискоренимости коррупции - то это глупость. В сталинские времена кто мог говорить о коррупции? Аппарат НКВД СССР без всяких переаттестаций разве был коррумпированным? В чём его только не обвиняли, но никогда я не слышал о взятках в НКВД. В 1970-х гг. я начал работать следователем прокуратуры, мы знали, кто берёт взятки, - таких было на весь город-миллионник 4-5 человек. А потом было раскрыто большое дело, и все взяточники оказались за решёткой. Благостная картина по сравнению с сегодняшним днём, не правда ли?

Опасная зона

«АиФ»: Вы сказали, что у нас «в опасной стране каждый создаёт зону безопасности вокруг себя». Россия и правда так опасна?

Д.К.: В советские времена не было железных дверей, бойцовых собак, ружей не для охоты, а для самозащиты, про телохранителей я вообще не слышал. Охранялся государством весьма ограниченный круг лиц. Перекрывать городские улицы разрешалось при проезде нескольких десятков высших руководителей, не более. А теперь посмотрите, сколько кортежей с охраной, сколько закрытых посёлков, учреждений, в которые просто так не войдёшь. Люди баррикадируются. Хотя другой подход более продуктивен: всю страну сделать безопасной зоной. Как? Надо спросить у голландцев. Как они сделали так, чтобы в Гааге напротив дворца королевы запросто размещались автобусная остановка и киоск с мороженым? У нас же к резиденции высшего должностного лица и близко не подойдёшь, а в радиусе двух километров нет ни одной точки, где могут скапливаться граждане.

«АиФ»: Вы предложили принять закон, разрешающий законопослушным гражданам приобретать оружие. Но разве это не опасно в стране, где понятия «свобода» и «ответственность» искажены?

Д.К.: Речь идёт о вооружении именно законопослушного населения, потому что незаконопослушное население уже давно вооружилось. Любой бандит, наркоман, сумасшедший, который хочет купить пистолет, его приобретёт. А все препоны - иногда совершенно глупые - касаются только законопослушных граждан. Например, сейчас владельцы «травматики», которая отныне называется «огнестрельным оружием ограниченного поражения», должны раз в пять лет сдавать экзамен на знание правил обращения с оружием. Но, помилуйте, неужели хоть один бандит, разбойник и хулиган выбил человеку глаз или ограбил магазин, потому что не знает этих правил?! Если идти по этому пути, можно всех граждан заставить раз в пять лет сдавать тест на знание УК РФ и по справке о зачёте разрешать ходить по улицам. С другой стороны, вооружение законопослушных граждан предполагает, что эти люди могут рассчитывать на поддержку государства в те моменты, когда они применяют оружие. Но у нас институт необходимой самообороны фактически уничтожен: убил бандит законопослушного человека - на то он и бандит, а наоборот - тогда виноват выживший.

«АиФ»: Сегодня эффективнее оказывается другая защита - звонки кому нужно. Как в громком случае с дракой в клубе, в результате которой был задержан известный спортсмен. Он был уверен, что его отмажут…

Д.К.: Этот спортсмен вряд ли останется безнаказанным. Хотя первоначально он так думал. И думал небезосновательно. В его защиту писали письма высокопоставленные руководители: то, что он убил человека, - ничего страшного, он - гордость страны, давайте дальше им гордиться. В былые времена никто бы такого письма не написал, потому что за это тут же можно было лишиться должности. Но в России выросло поколение людей, которые уверены, что можно остаться безнаказанным и откупиться за любое преступление. Я считаю: прежде чем начинать борьбу с криминалом и профилактику преступности, надо провести «разбычивание» общества. Тех, кто «быкует» на улицах, в клубах, на автодорогах, поставить в стойло. Есть способы. Надо просто захотеть. И всеобщую атмосферу безнаказанности необходимо уничтожить. Всё упирается в честь и совесть. Законы - вторичное явление. Если люди имеют совесть и обладают честью, исполнение законов принимает совершенно иной вид.

Оригинал

Комментариев нет:

Отправить комментарий