12 декабря 2014 г.

Владимир Боглаев: как там на фронте импортозамещения?

Не хочу повторять многие очевидные выводы ведущих экономических генералов хоть от национально ориентированного, хоть от либерально компрадорского штабов. Я - один из представителей промышленно-экономических отрядов с передовой. Если хотите - промышленно-полевой командир. Нам очень бы хотелось понять логику и планы штабного Центра, так как именно от них зависит то, в каких условиях нам ежедневно приходится вести бой за наше развитие, выживание и рабочие места.
Директор Череповецкого литейно-механического завода Владимир Боглаев
выступил с докладом на Московском экономическом форуме
Наш завод сумел в режиме крайнего перенапряжения, но с честью, пройти уже через несколько экономических кризисов в стране. Так или иначе, предприятие, которое еще двенадцать лет назад выпускало едва 30 миллионов рублей продукции в год, сегодня вышло на обороты, приближающиеся к полутора миллиардам рублей и доведя свою численность почти до шестьсот человек.
Около 90% нашей продукции - это или импортозамещение или экспорт. В общем, мы достаточно боеспособная на этом фронте единица с опытным командным и рядовым составом.
Поэтому я думаю, что имею право рассказать, о том, как там на фронте. В двух словах - там полная дезорганизация. Каждый из отрядов сам решает, в отсутствии хоть каких-нибудь ориентиров, куда ему бежать - в атаку или с поля боя. Планы центрального командования неизвестны никому, а заезжие лакированные адъютанты, которые рассказывают о чудесной поддержке в производственном импортозамещении и выполнении соцобязательств перед населением, лишь вносят дополнительную степень раздражения своей оторванностью от реальной обстановки.


Мне не известно в кого стрелял Центробанк. Расскажу в кого он попал. «Дружественным огнем» накрыло из наших немало. Практически все банки взвинтили проценты даже на уже ранее выданные кредиты. Вы практически не найдете предприятий в обрабатывающих отраслях, которые работают без приличного кредитного портфеля. Как следствие, резкое снижение показателей рентабельности - ведь рынок пока не готов платить больше, особенно в кризис.

Давайте вспомним, что мы сегодня сверхсырьевая экономика с минимальным переделом и соответствующей мизерной долей зарплаты в отечественном продукте. Все с чем мы работаем -промышленные металлы, который имеет долларовую биржевую котировку. Причем ежедневную. Никому не удастся купить в России российский никель или медь без привязки к котировкам Лондонской биржи.  Если к этому добавить в расчеты некоторую плату за риск от изменения котировок на длительном производственном цикле, то станет очевидным, что преференции «импортозамещенцам» от ЦБ в виде обвала национальной валюты таковыми не являются.

Можно, конечно, предположить, что в высокопередельных направлениях эффект может быть более ощутимым, но данные пока говорят об обратном. Сегодня доля импорта в станкостроении превышает 90%. В тяжелом машиностроении на импорт приходится 60-80%, в легкой промышленности - 70-90%, в радиоэлектронной промышленности - 80-90%, в фармацевтике и медицинской промышленности - 70-80%.

На деле это уже выливается в такие вот вести с полей. По данным «Известий», Роскосмос отложил проекты следующего года из-за колебания курсов валют и неопределенности с поставками комплектующих для космических аппаратов, так как до 90% деталей для российских спутников импортируется и оплачивается валютой, поэтому запланировать проекты, предусматривающие использование импортных комплектующих, невозможно.

Говорить о внедрении импортозамещающих технологий при процентных ставках порядка 17-20% годовых и кратно подорожавшем оборудовании, нам не приходится. Сворачивание программ развития и затухание инвестиционной активности я наблюдаю по всему видимому фронту. Источников и мотивации для этого просто нет. После валютной встряски, одной из важнейших задач для обрабатывающих предприятий является не технологическое развитие, а хотя бы рефинансирование своих долгов, хоть и по завышенным ставкам. Те, кто их не получит (а такие будут и немало), будут валиться и тянуть за собой своих более устойчивых контрагентов. Нам, конечно, не привыкать, но строить иллюзий, что это была поддержка отечественного промышленного бизнеса я бы не стал.

При этом надо отметить, что даже стопроцентное рефинансирование кредитов для промышленности все равно неизбежно приведет к падению объемов производства в натуральных величинах. Школьная формула, связывающая объем выпущенной за период продукции и необходимого для этого объема оборотных средств, не оставляет других вариантов:

 Товарный выпуск = Оборотные средства*Количество оборотов

Так как в основе любой калькуляции лежит стоимость сырья и материалов, а мы ранее отметили, что они жестко привязаны к долларовой оценке, то очевидно, что простое воспроизводство в килограммах требует компенсирующего вливания в производство оборотных средств. Это даже без учета неизбежного роста всех остальных статей, стоимости обслуживания кредитного портфеля и при заморозке упавшей по покупательской способности заработной платы!

Вопрос: о каких всего лишь 0,8% плановых процентах падения экономики в 2015 году идет речь? У нас в окопах полное впечатление, что действующие генералы явно не дружили в школе с арифметикой или ими были использованы элементы «неевклидовой экономики».

А ведь ЦБ уже объявил, что в борьбе против инфляции и снижения покупательской способности населения будет сокращать предоставление ликвидности в экономику, а также далее повышать ставку рефинансирования! Не хочу вдаваться в генеральские споры, но для нас, майоров, решение поддержать уровень жизни населения низким уровнем инфляции через замедление экономики и остановку предприятий, выглядит, мягко говоря, абсурдным. Разговоры о том, что избыточная рублевая масса тут же завалит курс рубля, меня подводит к мысли, что где-то там к карте пробрался сержант из учебки, который пороха отродясь не нюхивал и поэтому, пока неудачно пристреливается, стреляя по своим.

И от мыслей таких помечтал. Представил, что где-то рядом проходил маршал и спросил он меня: Чего же ты ноешь майор? Вы ж хотели слабый рубль? Так вон! Правда, теперь контрагенты в Таможенном союзе начали переходить в расчеты на доллар вместо вытеснения его с наших позиций, но ведь все для вас! Опять же - население не пострадает. Чего ж ты хочешь? Может, вернуть рубль обратно? Говори, майор, я выслушаю твои три пожелания.

Чего ж пожелать то?! Да, наверное, так:

1. Пусть доллар остается на отметке 55 или даже 60. Не надо его по сорок. Давайте приведем наши расходы и доходы в равновесие и больше не будем брать на себя социальных обязательств, которые не тянет наша промышленность.

2. Все наши ведущие экспортеры, они же продавцы сырья и продуктов низких переделов имеют достаточно большую долю расходов в рублях. Думаю, что не менее 20%. Давайте введем обязательную продажу 20% поступающей валюты. Никто не пострадает, а спекулянты утрутся - объемы ежедневных торгов будут им не по зубам.

3. Важным инструментом поддержки своих производителей является предоставление связанного кредита для покупателя. Думаю, что этот эффективный инструмент надо использовать по отношению к нашей банковской системе. Предоставлять ликвидность коммерческим банкам только в связанном виде – под обязательство далее использовать эти средства для предоставления кредитов промышленным предприятиям в размере не менее 90% от получаемых траншей. В конце концов, а зачем еще деньги вливать в экономику?

Записал бы задумчивый маршал эти три желания и спросил: Ну а для себя чего просишь? Подумал бы я и сказал свое четвертое личное желание:

4. Признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов любого лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать.

Владимир Боглаев

Комментариев нет:

Отправить комментарий