17 марта 2013 г.

Правительство национального предательства

Александр АЙВАЗОВ


Президент В.В.Путин требует от правительства неукоснительного исполнения обязательств, изложенных в его предвыборных статьях и Указах от 7 мая 2012 года, хотя экспортно-сырьевая модель российской экономики явно зашла в тупик. Когда с 1985 года цены на нефть упали, в РФ наступили тяжелые времена: за все 1990-е гг. Россия получила за счет экспорта своих жидких углеводородов всего 200 млрд $. Но с 2000 года начался быстрый рост нефтяных цен, и к 2011 году Россия заработала в 10 раз больше, чем за предыдущее десятилетие - более $ 2 трлн. Сейчас экспортно-сырьевая модель уже не обеспечивает роста ВВП и выполнения всех социальных обязательств президента, т.к. для этого необходим неуклонный рост экономики в 5-6% ВВП в год, а лучше в 8-10%, как в Китае. Но либеральные экономисты из правительства обещают рост не более 3% годовых из-за сжатия крупнейших экономик вследствие начала второго мирового кризиса понижательной волны шестого Кондратьевского цикла.
Президент Путин хорошо знаком с теорией выдающегося русского экономиста Н.Д.Кондратьева и понимает, что «на протяжении многих лет постоянное увеличение потребительского спроса в развитых экономиках: в Соединённых Штатах, в Евросоюзе – было мотором для глобальной экономики». Но сейчас этот мотор сломался, и мировая экономика явно сжимается, потребительский спрос в мире падает, заказы уменьшаются, безработица растет. За 2012 год в США чистые капитальные заказы уменьшились на 4.2%; по электротехнике и бытовой технике отмечен спад спроса на 5.0%, по машинам и оборудованию – на 9.4%, по компьютерам – на 15.7%, а доля ВВП на душу населения упала до уровня конца 1980-х гг. Европа даже по официальным данным уже находится в рецессии, а безработица в ЕС превысила 11%, Японская экономика стагнирует уже много лет, и даже экономика Китая начала резко притормаживать.
Для российской экономики первая половина 2012 года сложилась достаточно благоприятно, и выборы нового-старого президента прошли под знаком хороших перспектив. Но к концу года ситуация  заметно ухудшилась: если в первом квартале 2012 года мы имели по официальным данным рост ВВП в 4,7%, то в четвертом – всего 2,2%, по данным же независимых аналитиков, к концу года мы имели даже реальный минус, примерно в 0.5-0,7% ВВП, т.к. официальные данные отличаются от реальным на 2,5-3%. В январе 2013г. падение российской экономики продолжилось и согласно даже официальным данным мы получили еще  – 0,3% ВВП, и это несмотря на то, что цены на нефть оставались выше $110 за баррель. Российская экспортно-сырьевая модель явно пробуксовывает, и у нее нет абсолютно никаких шансов иметь положительные темпы экономического развития на ближайшие годы.
В этих условиях советник президента академик С.Ю.Глазьев подготовил для В.В.Путина записку «О стратегии устойчивого развития экономики России», в которой говорится, что поставленные президентом цели вполне достижимы даже в условиях глобальной нестабильности. Но для этого нужно коренным образом изменить политику Правительства и Банка России и сломать негативную тенденцию торможения российской экономики за счет мощных государственных инвестиций в разработку и реализацию крупных программ развития, и в первую очередь в формирующийся в настоящее время в мире новый технологический уклад.
При этом Глазьев предупреждает президента, что бесконтрольная эмиссия валют развитых стран (доллара, евро и йены) создают вполне реальную угрозу массовой скупки иностранным капиталом российских активов и сырьевых богатств. За 2 последних года ФРС и ЕЦБ эмитировали в 2 раза больше долларов и евро, чем Россия заработала от продажи своих углеводородов за 20 последних лет. И если президент прислушается к ученым, то ВВП России будет ежегодно увеличиваться не на 5-6%, а как минимум на 8%, промышленное же производство - даже на 10%, а российская экономика к 2018 году станет одной из самых передовых экономик в мире, и все социальные обязательства президента будут выполнены неукоснительно.
Но господину Медведеву и его экономическому блоку не дают спать спокойно лавры «иудушки» Горбачева, предавшего свою страну, свой народ и обеспечившего крупнейшее «геополитическую катастрофу» ХХ столетия, за Нобелевскую премию и другие мелкие подачки мирового финансового капитала в виде торжественного «празднования» в Лондоне его 80-летия. Поэтому под угрозой возможного перехода с антироссийского либерального пути развития (который и сформировал экспортно-сырьевую модель развития, и по которому наша страна идет последние 20 лет) на путь, обеспечивающий возрождение России, как мощной мировой державы, правительство РФ резко увеличило свою активность по развалу нашей экономики.

Ручной тормоз для экономики.

С 1 января 2013 года правительство ввело так называемое «бюджетное правило», суть которого заключается в том, что если цена на нефть превышает базовую, т.е. среднюю цену на нефть за предыдущие пять лет, то избыток нефтегазовых доходов идет в Резервный фонд до нормативной планки в 7% ВВП. Далее дополнительные доходы идут в Фонд национального благосостояния. Таким образом, правительство старается стерилизовать сырьевую ренту, которую получает Россия за счет высоких цен на нефть, газ и другое сырье на случай нового витка мирового кризиса и падения мировых цен. Причем «бюджетное правило» устанавливает даже более жесткий норматив в 1% допустимого дефицита государственного бюджета, чем это заложено Маастрихтским договором для стран Европейского Союза (3%).
Правительство объясняет необходимость «бюджетного правила» возможностью ухудшения ситуации на мировых рынках и падением цен на энергоносители, которое неизбежно скажется на российском бюджете, а следовательно, и на невозможности выполнять социальные обязательства и обещания, которые дал президент Путин. На первый взгляд, подход правительства вполне разумный и ответственный, но это только на первый взгляд. Министр экономического развития А.Белоусов сопоставил ненефтегазовый дефицит российского бюджета (соотношение доходов и расходов нашего бюджета, если из доходной части вычесть доходы, получаемые от продажи нефти и газа) с дефицитом госбюджета США. И там, и там цифра получилась примерно одинаковая – порядка 10% ВВП.
Формально получается, что у США доходы госбюджета оказываются меньше расходов на 10%, и у России, если убрать поступления от нефти и газа в российский бюджет, доходы окажутся меньше расходов на те же 10%. Но США покрывает дефицит своего госбюджета за счет выпуска казначейских обязательств, которые покупают многие государства мира (Китай, Япония, Россия и т.д.), пенсионные и инвестиционные фонды. А если покупателей американских «казначеек» на долговых рынках не оказывается, то их скупает ФРС США за счет простой эмиссии долларов. Россия же покрывает дефицит своего бюджета за счет продажи на мировых рынка своих невозобновляемых сырьевых ресурсов. Допустим на секунду, что Китай, Япония и т.д. перестали покупать «казначейки» США,  тогда их продолжат выкупать ФРС, американские пенсионные фонды, банки и инвестфонды.
А что произойдет, если цены на нефть в мире вдруг упадут, как это было все 1990-е гг., или после начала кризиса в сентябре 2008 года. Тогда в российском бюджете образуется дыра в размере 10% ВВП (порядка $ 200 млрд.), а дефицит бюджета по «бюджетному правилу» не может быть более 1% ВВП. Откуда же взять недостающие 9%? Можно выпустить на соответствующую сумму долговые обязательства правительства РФ и выбросить их на мировые рынки. Но мы это уже проходили в 1990-х гг., когда именно для этого была создана пирамида ГКО (авторы этой аферы Чубайс, Кудрин, Игнатьев и иже с ними до сих пор находятся в полном здравии), но вот только закончилось эта афера печально – дефолтом 1998 года.
Может быть, Россия смогла бы пойти по пути США, у которых большую часть казначейских обязательств выкупает ФРС за счет эмиссии новых долларов? Нет, не может, т.к. опять же в 1990-х гг. американская «пятая колонна» в России протащила принятие закона «О ЦБ РФ (Банке России)», в статье 22 которого черным по белому записано: «Банк России не вправе предоставлять кредиты Правительству РФ для финансирования дефицита федерального бюджета, покупать государственные ценные бумаги при их первичном размещении…». Таким образом, статья 22 этого закона делает РФ не совсем суверенным государством, т.к. оно не имеет права самостоятельно эмитировать рубли для нужд российской экономики.
Мировой финансовый капитал нам четко объявил, что мы не имеем права сами решать каким образом нам покрывать дефицит бюджета РФ. Возник дефицит, МВФ требует: «Снижайте расходы, и в первую очередь социальные!» (недавно советник Европейского управления МВФ Антонио Спилимберго давал такие рекомендации российскому правительству: «Мы считаем, здесь нужно проявить особое внимание, чтобы это бюджетное правило обеспечивало ограничение государственных расходов»). Или обращайтесь к мировому финансовому капиталу, а он уже решит на каких условиях предоставить России кредиты, но не смейте самостоятельно эмитировать рубли. Сейчас РФ, как какая-нибудь британская колония имеет права печатать рубли только на принципах «currency board» («валютного управления»), т.е. исключительно в обмен на поступающую в страну иностранную валюту.
И тут мы не являемся первопроходцами, вот что писала по поводу финансовой политики А.Линкольна (который во время Гражданской войны начал самостоятельно печатать «гринбаксы» - зеленые доллары), контролируемая Ротшильдами газета «Times of  London»: «Если эта пагубная политика, которая исходит из Северо-Американской Республики, окрепнет и станет реальностью, то правительство будет получать свои деньги без всяких затрат. Оно заплатит долги, не беря в долг. У него будут деньги, необходимые для торговли. Страна станет процветающей, явив прецедент в истории цивилизованных правительств мира. Мозги и богатство всех стран потечет в Северную Америку. Это правительство должно быть уничтожено». И А.Линкольн был застрелен.
Медведев не хочет закончить, как А.Линкольн, и поэтому его правительство по требованию мирового финансового капитала вновь загоняет Россию в 1990-е гг., и результат будет тот же самый – дефолт. Этот же путь в 1990-е гг. проходили не только Россия, но и Мексика, и Аргентина, и Южная Корея и т.д. Везде итог один и тот же – дефолт, остановка в развитии и массовое обеднение населения. Джованни Арриги назвал эту экономическую политику «накоплением через изъятие», когда транснациональные корпорации и банки (ТНК и ТНБ) обваливают экономики слабых стран, изымая их богатства и активы, страны отбрасываются на много лет назад в своем развитии, а населения же этих стран обращается в бедность. Всем разумным людям стоит внимательно вчитаться в приведенную  цитату из «Times of  London», она выдает истинный смысл экономической политики финансовой олигархии.
Любой автомобилист хоть раз за свою жизнь, но обязательно забывал снять машину с ручного тормоза и пытался жать на газ, преодолевая сопротивление «ручника». «Бюджетное правило» - это и есть тот «ручной тормоз», на который не случайно, а вполне осознано правительство Медведева поставило российскую экономику. МВФ и другие институты мирового финансового капитала требуют от России «ограничения государственных расходов», т.к. боятся, что «страна станет процветающей». И в странах ЕС «рекомендации» по сокращению государственных расходов повсеместно привели к углублению кризиса этих экономик. Делается же это для того, чтобы, загнав нашу экономику в дефолт, вынудить Россию капитулировать перед мировым финансовым капиталом и распродать по дешевке наиболее ценные активы и богатства российских недр западным ТНК и ТНБ.
Причем необходимые условия для этого уже подготовлены, т.к. совокупный внешний долг России в начале нынешнего года достиг отметки в 623,96 млрд $, увеличившись только за последний год на $ 83.4 млрд. А лидерами заимствований на Западе стали российские банки (и в первую очередь государственные), набравшие в 2012 году 46 млрд новых долгов, не очень отставал от них и корпоративный сектор. Но и это Россия уже проходила в 2008 году, когда после начала кризиса западные банки потребовали от наших банков и корпораций срочного возврата кредитов.
Тогда российским должникам помогло государство, золотовалютные резервы которого существенно превышали совокупный внешний долг российских банков и корпораций на тот момент. Сейчас же российские ЗВР составляют всего $ 537,4 млрд, и каким образом правительство РФ собирается покрывать дефицит госбюджета, сохранять социальные обязательства и одновременно вытаскивать российские банки и корпорации (в основном государственные) из «долговой ямы», если оно не имеет права самостоятельно эмитировать рубли, просто непонятно.

Как нас дурачит правительство

Важнейшей целью «бюджетного правила» является стерилизация значительной части нефтегазовых доходов России в Резервном фонде (РФ) и Фонде национального благосостояния (ФНБ), которые организованы под прикрытием создания «подушки безопасности» на случай ухудшения ситуации в российской экономике и недостатке средств в Пенсионном фонде. Но заглянем в ближайшее будущее и представим себе, что экономики США и ЕС, в долговые обязательства которых вложены средства РФ и ФНБ, накрыла новая волна мирового кризиса, что абсолютно неизбежно произойдет в ближайшие 2-3 года. В этом случае цены на нефть обрушатся, как и в сентябре 2008 года, и наша экономика окажется в глубочайшем кризисе, но ни США, ни ЕС просто не позволят России продать их долговые обязательства, как это уже проделали США с Японией после разрушительного цунами и трагедии на Фукусиме, когда в Токио приехал министр финансов США Т.Гайтнер и запретил японскому правительству продавать американские казначейские обязательства.
Таким образом, российские валютные резервы – это невозвратные деньги. Но возврата этих средств в Россию  никто и не будет требовать, т.к. официальное объяснение стерилизации нефтегазовых доходов в ФНБ и РФ не имеет ничего общего с реальной действительностью. Истинную причину некоторое время тому назад, то ли по наивности, то ли по глупости выболтал вице-премьер правительства Медведева А.Дворкович, заявивший, что Россия должна оплачивать финансовую стабильность США. Вот она и платит по обязательствам прозападных либералов из правительства РФ, безвозвратно вкладывая средства ФНБ и РФ в долговые обязательства США и ЕС, обеспечивая стабильность их экономик.
Если мы хотим понять политэкономический смысл и экономические последствия стерилизации нефтегазовых доходов для обеспечения «роста» российской экономики, тогда нам придется от макроэкономики перейти к фундаментальным законам экономического развития. На макроэкономическом уровне все выглядит достаточно благопристойно, а вот если копнуть поглубже, то антироссийская сущность идеи стерилизации нефтегазовых доходов тут же вылезает на поверхность. Последователи классической либеральной теории, правящие вот уже 20 лет в России, утверждают, что сбережения обязательно переходят в инвестиции, а поэтому рост объема сбережений является источником накопления капитала. Их доводы почти 80 лет тому назад, когда это заблуждение либеральных экономистов привело к Великой депрессии, опроверг Дж.М.Кейнс, утверждавший, что превращение сбережений в инвестиции не происходит автоматически, и что избыточные сбережения часто препятствую экономическому росту.
Удивительно, но еще в 1930-х гг. Дж.М.Кейнс писал как будто о современной России: «Если в потенциально богатом обществе, побуждение инвестировать слабо, тогда, несмотря на его потенциальное богатство, действие принципа эффективного спроса заставит это общество сокращать объем производимой продукции, пока оно не станет настолько бедным, что значительно сократившийся излишек дохода над потреблением придет в соответствие с его слабым побуждением к инвестированию». Вот где зарыты корни нынешнего падения темпов роста России, которое происходит в условиях огромного притока нефтяных денег и западных кредитов, когда норма сбережения в России превышает 40% ВВП, а инвестиции не дотягивают и до 20%.
А почему в России «слабо побуждение к инвестированию»? Да потому, что российское государство само выводит из российской экономики средства, которые оно могло бы инвестировать в развитие России, а следом за ним бежит из России и частный капитал. Видя неустойчивость хозяйственной конъюнктуры, экономические агенты предпочитают сбережения в ликвидной форме, а чтобы перевести эти сбережения в ликвидную форму, нужна высокая норма процента (на которой к тому же можно еще и заработать, используя систему «кэрри-трейд»). Чем выше существующая норма процента при прочих равных условиях, тем больше тормозится инвестиционный процесс, и наоборот, утверждал Дж.М.Кейнс.
Именно высокая ставка рефинансирования, установленная Банком России (8,25% годовых, в то время как в США – 0,25%, а в ЕС – 0,75%) тормозит инвестиционный процесс в российской экономике. Наши либеральные финансисты объясняют сохранение высокой ставки рефинансирования тем, что она непременно должна быть выше уровня инфляции. Но в США почему-то ставка рефинансирования не выше, а в 10 раз ниже уровня инфляции, и в ЕС такая же картина (может, американские и европейские финансисты чего-то не понимают, что «понимают» российские?), но ни ФРС, ни ЕЦБ не повышают ставку рефинансирования, пытаясь «побудить частный капитал к инвестированию». В России же задача ЦБ прямо противоположная – побудить частный капитал не инвестировать, а вывозить свои капиталы из нашей экономики, чтобы на их место пришел капитал западных ТНК и ТНБ. Этим как раз и занят руководитель Банка России С.Игнатьев - один из авторов дефолта 1998 года.
Ключевым уравнением теории Дж.М.Кейнса является равенство:
                        ВНП = ПР + И
ВНП – это валовый национальный продукт
ПР – это потребительские расходы
И - инвестиции в экономику.
В  США это равенство выглядит следующим образом:
ВНП + ДБ = ПР + И
Сумма потребительских расходов и инвестиций в США оказываются больше ВНП на величину бюджетного дефицита (ДБ), который покрывается за счет продажи американских казначейских обязательств иностранным государствам и эмиссии ФРС ничем необеспеченных долларов («финансовые смягчения»). Таким образом, США потребляют и инвестируют значительно больше, чем создают сами, что, кстати, подтверждает и текущий счет экономики. В 2007 году в США рост сбережений составляли 14,6% от ВВП, а уровень инвестиций – 19,6%, что порождало дефицит текущего счета, который покрывался за счет продажи казначейских обязательств. После кризиса дефицит текущего счета сократился, но не благодаря более высокому уровню сбережений (который упал ниже показателя в 13% от ВВП) из-за ухудшения в госфинансах США, а благодаря коллапсу в инвестиционной деятельности.
В России все наоборот – сумма потребительских расходов и инвестиций значительно меньше ВНП и кейнсианская формула выглядит следующим образом:
ВНП – СФ = ПР + И
СФ – это Стерилизационные фонды (ФНБ и РФ).
Существование ФНБ и РФ обуславливает недопотребление россиян, т.к. существенная часть ВНП не возвращается в Россию, стерилизуясь в иностранных ценных бумагах (а отсюда низкий уровень жизни, слабый потребительский спрос, нищета основной массы населения России и высокий децильный коэффициент). И основной причиной торможения российской экономики также является стерилизация части ВНП в иностранных ценных бумагах, вследствие чего – недоинвестирование российской экономики и низкие темпы ее развития.
Наши либералы утверждают, что основными источниками «длинных денег», за счет которых и осуществляется инвестирование экономики, являются частные инвестиционные и пенсионные фонды. А вот д.э.н. М.Ершов убедительно доказал, что основным источником «длинных денег» в экономику США, ЕС и Японии во время и после кризиса 2008 года являются их Центральные банки, осуществляющие эмиссию денег. «Около 90% всех долларов, имеющихся в настоящее время в мире, - утверждает М.Ершов, - в момент своего первоначального появления были эмитированы в результате финансирования различных бюджетных программ. А уже потом эти ресурсы попадают на вторичный рынок и, мультиплицируясь, превращаются в соответствующие агрегаты денежной массы». То есть, прежде чем попасть в инвестиционные или пенсионные фонды, эмитированные ФРС доллары, проходят через государственный бюджет, и только так они попадают в экономику.
Получается парадоксальная ситуация: у России высокий уровень профицита текущего счета экономики и сбережения в 2 раза превышают инвестиции, но она вынуждена «ходить с протянутой рукой», выклянчивая инвестиции на Западе, т.к. у нас принято «бюджетное правило», а Банк России не имеет права «финансировать различные бюджетные программы», как ФРС или ЕЦБ. У Китая также имеется существенный профицит текущего счета: в 2007 году уровень роста сбережений в КНР составлял 51,9%, а фиксированная ставка инвестиций – 41,7% от ВВП. После кризиса профицит китайского счета экономики несколько снизился, но не за счет снижения сбережений, как в США, а за счет увеличения инвестиций до 49% от ВВП. В то время как Россия «экономит» на инвестициях, китайцы их увеличивают и имеют высокие темпы роста своей экономики, т.к. у них нет «бюджетного правила», а их ЦБ печатает столько юаней, сколько необходимо для обеспечения высоких темпов роста.

Новые приключения Буратино в «стране дураков»

После бурных дебатов 25 января 2013 года Госдума приняла в первом чтении поправки к Бюджетному кодексу о создании Российского финансового агентства (Росфинагентства). «Единая Россия» была единственной фракцией проголосовавшей «за». Новая структура создается для управления деньгами, накопленными в Резервном фонде и Фонде национального благосостояния, а также госдолгом. Сейчас в РФ накопилось 2,6 трлн. руб., а в ФНБ - 2,7 трлн., что составляет 8,8% ВВП России. Если к этим деньгам добавится часть госдолга, хранящегося в госбумагах и еврооблигациях (4,5 трлн руб.), и деньги «молчунов» (1,6 трлн. руб.), находящиеся в управлении ВЭБа, то Росфинагентство будет управлять суммами, близкими к размерам самого федерального бюджета. И все эти деньги достанутся сомнительной структуре в форме открытого акционерного общества, которая планирует привлекать для управления этими огромными средствами частные компании.
Впервые идея создания Росфинагентства возникла в 2008 году, когда Стабфонд был разделен на Резервный фонд и ФНБ. Практически сразу кудринский Минфин начал готовить законопроект о создании специализированного агентства по управлению средствами фондов, чтобы повысить их доходность. Межведомственное согласование мучительно длилось более года, но когда летом 2009 года Минфин был готов внести закон в правительство, бывший тогда президентом Дмитрий Медведев призвал отказаться от использования такой организационно-правовой формы, как госкорпорация, из-за крайней ее непрозрачности и неконтролируемости. А поскольку Росфинагентству предстояло стать именно госкорпорацией, законопроект завис. Тогда у чиновников Минфина возникла идея заменить организационно-правовую форму Росфинагентства на ОАО со 100-процентным государственным участием. Но грянул мировой экономический кризис, все мировые рынки обвалились (российский обвалился почти в 4 раза), большинство фондов и банков получили огромные убытки, и вопрос о «выгодных» вложениях денег фонда потерял свою актуальность.
Сейчас средства фондов, как и валютные резервы, размещаются на валютных счетах ЦБ и вкладываются в ограниченный набор высоконадежных и высоколиквидных ценных бумаг (насколько эти ценные бумаги «высоконадежны» и «высоколиквидны» было показано выше на примере Японии). Минфин рассчитывает через Росфинагентство вкладывать средства в облигации других государств и международных финансовых организаций, размещать их на депозитах в зарубежных и российских банках, а также покупать акции частных компаний. Росфинагентство, несмотря на свою независимость, само не собирается заниматься формированием инвестиционного портфеля (а тогда зачем оно нужно?), для этого планируется приглашать частные инвестиционные компании.
Специальная структура, считают в Минфине, потенциально может заработать намного больше, чем получает сейчас ЦБ, но ведь может и принести убытки, как это уже было в 2008 году. Совсем недавно госбумаги Греции казались такими же надежными, как, например, Германии, но теперь это совсем не так: и мировой экономический кризис, и локальные кризисы, такие как лопнувший пузырь «доткомов» или рухнувший американский рынок недвижимости, показывают ограниченность горизонтов планирования даже самых «профессиональных» управляющих. И когда речь идет не о лишних деньгах, которыми можно рискнуть, а о средствах на «черный день» для целой страны, возникает вопрос, насколько оправдан такой риск вложений? Допустимо ли играть «стерилизованными», т.е. изъятыми у россиян средствами в финансовом «Казино»?
Известный российский аналитик С.Егишянц так оценивает нынешнюю ситуацию на глобальных рынках: «Западные Центробанки обеспечили перманентность притока дешёвых спекулятивных денег в акции – и главные индикаторы рынка тут же вернулись к окрестностям вершин (для Dow Jones и S&P-500 – исторических). Исследование Goldman Sachs показало, что на начало года доля играющих на повышение по акциям глобальных хедж-фондов повторила свой 10-летний максимум, который случился в первой четверти 2007 года (стоит ли напоминать, что после этого случилось тогда?). Усилиями Центробанков биржи превратились в улицу с односторонним движением (влезай, когда хочешь – мы всё равно обеспечим рост)». И все это происходит в условиях, когда западные экономики явно уходят в рецессию. Когда экономики стремительно падают, а рынки неудержимо растут – жди нового обвала всех мировых рынков, как это уже было в 1929 году.
Анализируя причины «Великого краха 1929 года» известнейший американский экономист Дж.К.Гэлбрейт писал: « Приятно было узнать, как самодовольный, чопорный и напыщенный люд способствовал своей собственной кончине. Такова была судьба после 1929 года видных фигур финансового мира… Все они неслись сломя голову на волне бума подобно менее претенциозным спекулянтам. Все… твердо верили, что создаваемые с помощью их безумного оптимизма ценности вполне реальны. Всякое сомнение в этом отвергались,  как подрывной негативизм. Крах означал их бурное столкновение с реальностью, которого никто не миновал… Возмездие к великим мира сего приходит от их столкновения с действительностью – это мало кто понимает».
Нам тоже очень «приятно было бы узнать», что самодовольные и напыщенные Медведев, Шувалов, Дворкович, Кудрин, Сторчак, Набиуллина, Юдаева, Греф и иже с ними, верящие, что создаваемые на мировых рынках с помощью безумного монетарного оптимизма спекулятивные виртуальные ценности, «способствовали своей собственной кончине». Но, к сожалению, они способствуют краху не своих частных капиталов, а государственных резервов РФ, которые можно было бы и не стерилизовать, а эффективно инвестировать в российскую экономику и повысить уровень потребления нищих россиян, вместо того, чтобы предоставлять возможность спекулянтов всех мастей зарабатывать на нищете русского народа.
И тут на память мне пришла с детства знакомая и любимая сказка А.Н.Толстого «Приключения Буратино», ведь предложение о создании Росфинагентства – это точная копия предложения Лисы Алисы и Кота Базилио закопать золотые Буратино «на Поле Чудес в Стране Дураков». Даже внешне Сергей Сторчак и Эльвира Набиуллина (они тоже видно в детстве читали эту сказку) полностью ассоциировались у меня с Котом Базилио и Лисой Алисой. И так же, как в «Приключениях Буратино», они убедили президента Путина, что если золотые (средства ФНБ и РФ) «закопать на Поле Чудес в Стране Дураков» (т.е. передать в Росфинагентство), то на этом поле обязательно вырастет «небольшое деревце, на котором вместо листьев будут висеть золотые монеты». Так что с легкой руки современных российских Лис Алис и Котов Базилио у Буратино могут начаться «новые приключения» на Поле Чудес в Стране Дураков.
Однако надо отдать должное Минэкономразвития, т.к. у него есть свои планы на эти деньги. Глава ведомства А.Белоусов уже внес в правительство предложение о создании Фонда развития за счет средств ФНБ, чтобы использовать часть средств фондов внутри страны не в качестве портфельных (т.е. спекулятивных), а в качестве прямых инвестиций в инфраструктурные проекты. Для наполнения Фонда развития он предлагает смягчить бюджетное правило, понизив порог наполнения РФ с 7% до 5%, и отказавшись от идеи деления поровну денежных средств между ФНБ и финансированием инфраструктурных проектов. Но Минфин категорически против этого предложения - его задача не допустить вложения нефтегазовых доходов в российскую экономику, чтобы она и дальше оставалась на «ручном тормозе». Но ведь можно, вкладывая эти средства в российскую экономику и способствуя ее быстрому росту, одновременно, увеличивая поступлений в федеральный бюджет.
После начала кризиса 2008 года руководство Южной Кореи предложило России построить Трансевроазиатскую высокоскоростную железнодорожную магистраль Пусан-Роттердам. В 2011 году между Восточной Азией и Европой было перевезено около 35 млн. контейнеров, а по Транссибу - всего 50 тыс. контейнеров - 0,15% общего грузопотока! Остальное – морем. Если построить трансевроазиатскую высокоскоростную железнодорожную магистраль — от Тихого до Атлантического океана протяженностью 11500 км, то по России пройдут (через 25 субъектов РФ), примерно, 9000 километров этой магистрали. Высокоскоростные грузовые поезда-контейнеровозы, способные перемещаться со скоростью 150-200 км/час и выше (для пассажирских поездов скорость возрастает до 350-400 км/час) перетянут на себя основные грузопотоки. Главное преимущество ж/д транспорта – это скорость перевозки грузов, когда грузы из Азии в Европу и наоборот будут доставляться по железной  дороге за 7-10 дней, а не за 50-70, как по морям и океанам.
Экономическую эффективность создания высокоскоростной магистрали трудно переоценить. Материалы концепции создания такой магистрали в объеме 120 страниц с необходимыми предварительными расчетами были разработаны под руководством профессора Академии народного хозяйства и государственной службы И.Старикова. Российская часть магистрали обойдется приблизительно в $ 250 млрд. Естественно, что создание подобной трансконтинентальной магистрали не под силу одной России, и необходимо будет создание международного консорциума. Там, правда, воровать будет сложно, но зато эти инвестиции дадут огромный рост экономики самой России.
И тут мы опять возвращаемся к теории Дж.М.Кейнса, который утверждал, что прямые инвестиции в экономику (в отличие от спекулятивных портфельных) имеют мультипликативный (умножающий) эффект, т.к. они вызывают рост производства и занятости не только в данной отрасли, но и в смежных с ней отраслях. Если мы строим, к примеру, высокоскоростную железную дорогу, то для нее нужны цемент и другие строительные материалы, нужны рельсы и энергообрудование, создание необходимого подвижного состава, и т.д. и т.п. А рабочие, строящие эту железную дорогу и производящие на заводах и фабриках все необходимое для нее, предъявляют повышенный потребительский спрос на промышленные товары и продукты питания, в результате чего их производство начинает резко возрастать.
Таким образом, первоначальные инвестиции в строительство высокоскоростной ж/д магистрали в итоге даст мультипликативное увеличения спроса, занятости и дохода в национальных масштабах. И $ 250 млрд. непосредственных инвестиций в строительство этой магистрали неизбежно превратятся не менее чем в $ 1 трлн.  роста российской экономики, а это полугодовой ВВП нынешней РФ. Таким образом, инвестировав $ 250 млрд., в результате их оборота и мультипликативного эффекта поступления в бюджет только в качестве налогов составят $ 200-250 млрд., т.е. произойдет рост федерального бюджета в полтора раза. Кроме того, строительство магистрали создаст 5,3-6,4 млн. новых высокопроизводительных рабочих мест в российской  экономике по расчетам И.Старикова. Вот чего лишают Россию либеральные «стерилизаторы», создавая спекулятивное Росфинагентство, но им уж очень хочется вырастить «золотое дерево» на Поле Чудес в Стране Дураков.

Срочно нужен Старик Хоттабыч!

В конце января 2013 года на Давосском экономическом форуме на выступление российского премьер-министра многие слушатели, по свидетельству журналистов, отреагировали уходом из зала, а известный финансист Джордж Сорос заявил: «Это разваливающаяся экономика, которую ведет в неверном направлении Путин. Лучшее, что могут делать инвесторы в нынешних условиях - не инвестировать в Россию вовсе». А несколькими днями позднее Медведев на расширенном заседании Правительства под председательством Президента В.В.Путина представил Основные направления деятельности Правительства РФ на период до 2018 года. В них ни слова не говорилось о смене модели экономического развития, и только повторялись старые либеральные мантры, перемежавшиеся словами «важно», «необходимо», «следует» и прочими заклинаниями, да красочным описанием «светлого будущего».
«С этого года началась реализация новой госпрограммы развития АПК, - говорил Медведев. - В период до 2018 года среднегодовые темпы роста продукции сельского хозяйства должны составить не менее 2,5%, производства пищевых продуктов - от 3,5 до 5%. Должны быть достигнуты все основные показатели Доктрины продовольственной безопасности страны». И хотя темпы роста с/х производства запланированы явно слишком низкие, но и они абсолютно недостижимы. Возьмем для примера производство мяса свиней, бурно прогрессировавшее в последние годы: общее производство свинины в РФ с 2005 года выросло на 60%, а индустриальное производство увеличилось аж в 3 раза. Зато в Личных подсобных хозяйствах (ЛПХ), производивших еще в 2005 год 72% общего производства свинины в РФ, с 2007 года наметился устойчивый тренд на снижение.
В связи с вступлением России в ВТО таможенные пошлины на импорт свинины в рамках квоты были снижены с 15% до 0, а сверх квоты – уменьшены с 40% до 15%. Учитывая, что уровень рентабельности производства мяса свиней по данным Национального союза свиноводов составлял до ВТО в среднем 16,8%, то российское свиноводство становится неконкурентоспособным. На современных индустриальных предприятиях в РФ производится всего 12% свинины, еще 48% производится на предприятиях требующих глубокой модернизации, проводить которую при таких высоких ставках %, о которых говорилось выше, просто самоубийство. А в связи с неопределенностью, вызванной вступлением России в ВТО, приостановлены до 2015 года инвестиции в прирост производства примерно 300 тыс. тонн свинины именно на современных предприятиях. Свинина, производимая на устаревших предприятиях или на ЛПХ, абсолютно неконкурентоспособна. Поэтому Национальный союз свиноводов прогнозирует увеличение доли импортной свинины в общем потреблении россиян с 23% в 2011 году до 46% в 2020 году. Вот вам и продовольственная безопасность!
Посмотрим, как обстоят дела у нас с жилищной проблемой. «Она остаётся острой и, по данным социологов, ключевой для абсолютного большинства наших людей: практически 60% наших граждан называют эту проблему главной для себя, - говорил в своем выступлении Медведев. - Чтобы жильё стало доступным, нужно строить намного больше, чем мы строим сейчас, – около 100 млн. кв. м ежегодно. При этом цена квадратного метра должна быть снижена… Её финансирование на период до 2020 года очень значительно – порядка 2,5 трлн рублей».
Если же мы внимательнее посмотрим на это очень значительное финансирование, то окажется, что жилищная проблема будет решена не ранее 2100 года. 2,5 трлн рублей делим на 8 лет и получаем 300 млрд. рублей государственных инвестиций на строительство жилья в год. 300 млрд. рублей делим на 30 тыс. рублей (минимальная стоимость строительства 1 кв. м) и получаем 10 млн. кв. м жилья в год, которые и сейчас строятся за государственный счет (офицерам, переселенцам из аварийного жилья, социальное жилье). Таким образом, существенного роста государственного финансирования строительства жилья планы Правительства не предусматривают. Сейчас общий объем строительства в РФ составляет 65 млн. кв.м жилья (в 2012 году мы наконец-то достигли докризисного уровня 2007 года), а за счет чего же Медведев собирается строить еще 35 млн кв.м жилья? Может он «старика Хоттабыча» решил пригласить для этого в Россию? Опять его «планы» с реальностью не совпадают.
На социальное жилье, построенное за государственный счет, могут рассчитывать не более 10-15% россиян, еще 10-15% могут надеть на свою шею ярмо ипотеки, которая у нас в России превратилась в новое издание крепостничества. Мало того, что проценты по ипотеке абсолютно неподъемные, да к тому же человек на десяток лет прикрепляется к своему купленному по ипотеке жилью не хуже, чем крепостной крестьянин к своему наделу. Президент Путин на этом же заседании Правительства намекал Медведеву, как нужно решать жилищную проблему: «В новых условиях возрастает фактор мобильности рынка труда. У граждан должны быть возможности переехать в тот регион, где есть интересные вакансии… Собственно, здесь даже… инфраструктуры для переезда из одного места в другое нет». И поэтому В.В.Путин говорил «о формировании цивилизованного, доступного рынка арендного жилья», как в Голландии или в Германии, чтобы любой россиянин в любом регионе страны мог легко арендовать подходящее для него жилье. Но Медведев об аренде жилья не обмолвился ни единым словом.
А если бы государство вложило 1 трлн. рублей в строительство некоммерческой аренды, это дало бы те самые недостающие 35 млн. кв.м нового жилья. Только его не нужно продавать по ипотеке или отдавать бесплатно (как в СССР), а нужно передать этот жилой фонд местным органам власти для сдачи в аренду с определенной фиксированной арендной платой. Тогда к 2020 году можно навсегда решить жилищную проблему в России за счет некоммерческой аренды: и возможности для мобильности рынка труда откроются прекрасные, и местные бюджеты получат дополнительный источник финансирования. И госбюджет окажется не в накладе, т.к. по экспертным оценкам каждый рубль, вложенный в строительство жилья, дает мультипликативный эффект (вспомним старика Кейнса) в 4-5 рублей и пополняет бюджеты всех уровней на 1,5-1,7 рубля. Таким образом, 1 трлн. рублей, вложенный в строительство арендного жилья, вернет в бюджет 1,5 трлн. рублей. Но это, если заниматься не спекуляциями на рынках, а реальными вложениями в экономику.
Когда же г-н Медведев начинает говорить о развитии науки и массовом внедрении новых технологий, да еще вспоминает при этом про Сколково, то уже становится даже не смешно, а очень грустно. «Общий объём финансирования государственных научных фондов, - заверяет нас премьер, - должен достичь к 2018 году 25 млрд. рублей». А на исследования по созданию емких и малогабаритных аккумуляторов на основе графена ЕС выделил маленькой Финляндии 1 млрд. евро - это 40 млрд. рублей, а у нас на всю науку обещают к 2018 году выделить аж 25 млрд. рублей. Именно поэтому открывшие графен российский ученые К.Новоселов и А.Гейм работают сейчас не в России, а в ЕС. Зато Медведев предлагает российским научным центрам «формировать технологические альянсы с глобальными лидерами» (т.е. бесплатно работать на ТНК), а Чубайс через Роснано предлагает «проинвестировать» американские венчурные компании российскими инновациями, чтобы заинтересовать их сотрудничать с нами. Мы же ведь богаты идеями!

Бойся данайцев, дары приносящих

Кроме «Основных направлений…» правительство готовит еще и прогноз долгосрочного развития до 2030 г. Прогноз включает в себя три сценария, три варианта экономической политики. Первый — это сценарий консервативного роста, около 3% в среднем за долгосрочный период. Второй сценарий рассматривается правительством как инновационный, при котором «должен произойти» серьезный качественный сдвиг связанный с новой экономикой - экономикой знаний. Это экономика, где технологии, знания становятся достаточно конкурентоспособными (см. предыдущий абзац). Но и этот сценарий выходит на траекторию роста около 4-4,2%, да и то, только в долгосрочной перспективе. А пока даже о росте в 3% мы можем и не мечтать – в обоих сценариях «ускоряемся» на ручном тормозе.
Для того же чтобы достигнуть целей, которые поставлены в указах президента, минэкономразвития разрабатывает целевой форсированный сценарий. Этот вариант, по мнению правительства, ориентирован на «рывок» в развитии экономики, прорыв в конкурентоспособности, когда создается конкурентный сектор, который «должен будет производить» на экспорт не около $30 млрд. машиностроительной продукции, как сейчас, а более $60 млрд. к 2020 г. и почти $200 млрд. к 2030 г. Форсированный вариант предполагает совершенно другую модель: чтобы обеспечить модернизацию экономики, которая сделает ее достаточно открытой для притока капитала ТНК и ТНБ в размере 4% ВВП и более в год (примерно $ 100 млрд.). Эта «совершенно другая модель» предполагает встраивание экономики России в международное разделение труда (где господствуют западные ТНК), а также в международные финансовые потоки (где правят бал западные ТНБ).
Медведев на том же расширенном заседании Правительства заявил: «Экономики, как известно, как парашюты: они хорошо работают, только если они открыты». Оставим в стороне вопрос о том, кому кроме г-на Медведева, известно, что открытые экономики работают хорошо, хотя история показывает исключительно обратные примеры. А вот к парашютам приглядимся повнимательнее. Если ставится задача подъема российской экономики, тогда нужно создать «ракетный двигатель», который выведет ее на новую более высокую орбиту. Но если ставится задача не разбиться окончательно при обвальном падении – тогда нужен парашют. Какую задачу ставит г-н Медведев, становится совершенно ясно из его «оговорки по Фрейду».
Пару лет тому назад главный аналитик ТНБ «Голдман Сакс» и автор известной аббревиатуры БРИК Джим О’Нил выпустил свою новую книгу «Карта роста: экономические возможности стран БРИК». В этой книге Джим О’Нил пишет, что «Россия может стать важной экспортной базой транснациональных корпораций». Эту же цель: превратить Россию в главную базу ТНК и ТНБ,  т.е. сделать Россию придатком ТНК и ТНБ, преследует и Правительство Медведева. Поэтому, абсолютно не случайно Российское правительство руками Минэкономразвития подписало соглашение с американским инвестиционным банком «Голдман Сакс», согласно которому один из крупнейших финансовых институтов Уолл-Стрит, являющийся одним из главных акционеров ФРС и прайм-дилером американского «печатного станка», обязуется «помочь» России исправить её весьма негативный имидж в глазах западных политических элит, глобального бизнеса и международных спекулянтов.
Согласно подписанному соглашению «Голдман Сакс» по итогам ближайших 3 лет получит вознаграждение порядка $ 500 тыс. Официальная цена вопроса улучшения имиджа России оказалась весьма скромной не только по меркам крупнейшего в мире инвестиционного банка, но даже отечественного рынка консалтинговых услуг – менее $ 500 тыс. накопленным итогом в течение 3 лёт. Это эквивалентно $ 13,9 тыс. в месяц, что с трудом дотягивает до зарплаты менеджера нижнего уровня в «Голдман Сакс». И тут возникает резонный вопрос: «Зачем одному из крупнейших ТНБ это нужно, если деньги за это платят, ну очень смешные?».

Для того, чтобы ответить на этот вопрос нужно поближе познакомиться с самим банком и его историей. «Голдман Сакс» всегда умудрялся зарабатывать миллиарды долларов на финансовых крахах и кризисах. Этот банк был одним из крупнейших бенефициаров Великой депрессии, когда миллионы американцев потеряли свои последние деньги на трастах, которые создавал «Голдман Сакс», заработавший на этом кризисе многие миллионы. Во время бума создания «доткомов» в конце 1990-х гг. он занимался IPO (публичным размещением акций на бирже) абсолютно сырых, полуфиктивных интернет-компаний, разорившихся во время обвала биржи NASDAQ в 2000 году. А «Голдман Сакс» заработал на этом миллиарды долларов.

Во время ипотечного бума в начале XXI века, когда широкое распространение получили в США деривативы по высокорисковым ипотечным кредитам, «Голдман Сакс» продавал крупные пакеты ничего не стоящих ипотечных бумаг крупным пенсионным и инвестиционным фондам, хотя сам на бирже играл против этих ипотечных деривативов. А бывший трейдер банка Грег Смит рассказал New York Times, что менеджеры, продавая своим клиентам дефолтные и ничего не стоящие «ценные бумаги», за глаза называли их «muppets» - т.е. идиотами. Более того, банк параллельно страховал продаваемые им пакеты деривативов, и когда ипотечный рынок рухнул в 2007 году, то оказалось, что «Голдман Сакс» заработал на ипотечных бумагах трижды: первый раз, когда их продавал, второй раз, когда играл против них на рынке, и третий раз, когда получил страховку после обвала.

Генеральный прокурор Нью-Йорка возбудил в отношении банка целый ряд судебных разбирательств, в которых обвиняет «голдманитов» в умышленном введении в заблуждение клиентов при операциях на рынке ценных бумаг и продаже находившихся на его балансе «плохих» ипотечных бумаг клиентам без предупреждения о возможных рисках. Одновременно с этим американский финансовый регулятор (SEC) также предъявил обвинения в адрес «Голдман Сакс» в целенаправленном и умышленном введении в заблуждение клиентов, в результате чего банк был вынужден уплатить в качестве «компенсации» и «жеста доброй воли» порядка $ 550 млн. На фоне миллиардов долларов, заработанных на обвале ипотечной пирамиды и спекулятивных операциях с производными ценными бумагами, это выглядит откровенной насмешкой и подачкой.

«Голдман Сакс» является также одним из главных инициаторов долгового кризиса Греции, т.к. именно он провернул аферу с искусственным занижением долгового бремени Греции, позволившей Афинам незаконным путем вступить в Еврозону, хотя уровень долга в Греции не соответствовал требованиям Маастрихтского соглашения. Многие банки, пенсионные и инвестиционные фонды потеряли на долговом кризисе Греции миллиарды долларов, т.к. им пришлось списать до 75% от номинала греческого долга. Но «Голдман Сакс» и тут своего не упустил: министр финансов Греции, отвечая на депутатский запрос, признал, что 5-миллиардные заимствования по свопам будут выплачены банку «Голдман Сакс» в полном объеме.

И если «Голдман Сакс» взялся «помогать» России за символическую оплату, то значит, у него есть глобальный интерес: помочь российской экономике побыстрее обанкротиться, а потом скупить подешевке самые ценные активы и природные богатства нашей Родины. Не зря же Правительство Медведева делает все от него зависящее, чтобы быстрее обанкротить российскую экономику и провести новую приватизацию. И тут ему не найти лучшего помощника, чем «Голдман Сакс», глава которого Лорд Бланкфейн к тому же возглавляет консультативный совет по созданию в Москве Международного финансового центра, призванного окончательно превратить РФ в транзитную гавань по перекачиванию глобального спекулятивного капитала, и демонтировать остатки валютного регулирования, финансового контроля и внешнеэкономического протекционизма, т.е. экономического суверенитета России.

Принятие правительственной стратегии распродажи России «оптом и в розницу» неизбежно приведет к социальной революции: «русскому бунту, бессмысленному и беспощадному» (россияне хорошо помнят, к чему привела СССР предательская политика «иудушки Горбачева»). После краха 1929 года в период Великой депрессии и США стояли на пороге социальной революции, но стратегия «Нового курса» Ф.Д.Рузвельта, основанная на теории Дж.М.Кейнса, спасла Америку в 1930-ые гг. от тяжелых социальных потрясений и вывела в лидеры мировой экономики. Куда приведет Россию В.В.Путин, зависит от того, какую Стратегию развития он выберет: предательскую правительственную или опережающего развития Глазьева (судьбу Горбачева, или судьбу Рузвельта). Будущее России в его руках!

Комментариев нет:

Отправить комментарий